Николаев В.В.

Валерий Николаев. Закуси горе луковицей

Николаев В. В. Закуси горе луковицей: Повесть / Вступ. ст. И. П. Карпова, Илл. А. С. Бакулевского. – Йошкар-Ола: Марийское кн. изд-во, 2016 – 288 с. (Библиотека современника «Родина»).

Жизненная основа повести – наша современность: капитан Владимир Некрасов во время боевых действий в Чечне ранен, ему ампутируют ноги, выхаживает его медсестра Зоя.

Они ровесники. Зоя, как и любая женщина, ищет свою любовь, мечтает о семье. У Владимира другие проблемы: возвращение к мирной жизни, преодоление тяжёлого внутреннего состояния, поиск себя.

Автор показывает, что русская девушка, которая, конечно же, может и сомневаться, и стремиться к внешне красивому мужчине, в конце концов, выбирает те взаимоотношения и с таким человеком, в котором главное – душевное взаимопонимание, сострадание и любовь. Это произведение – своего рода гимн русской женщине.

 

Валерий Николаев. Из жизни студента

– Холява, ловись! Холява, ловись! – раздались, вторя один другому, голоса с пробасинкой. И, словно пойманные в силки птицы, захлопали крыльями зачетные книжки. Это студенты накануне экзаменов ловили удачу.

Валерий Николаев. Я вернулся

Странствующий бомж Гера Батюк был только что изобличен как "заяц" и высажен проводником из поезда Свердловск – Симферополь на какой-то незнакомой ему станции. "Ну что ж, посмотрим, что интересного написано на этой странице жизни". С тех пор, как Гера в результате аферы остался без квартиры, а позже и без документов, он стал философом и все происходящее принимал как неизбежность.

Проходя через уютный скверик, он вдруг услышал:

– Жорка, ты куда?

Гера удивленно обернулся: "Неужели – меня?"

Валерий Николаев. Пять минут до счастья

По тротуару одной из городских улиц неторопливо шла молодая женщина. Стройная фигурка, темно-русые волосы, бледная кожа, золотисто-карие глаза делали ее очаровательной. Она на ходу ела беляш и, как бы ненароком, внимательно посматривала на встречных прохожих.

"Боже, какие скучные лица, – думалось ей. – А глаза? Словно погасшие звезды: холодные и печальные, изредка встречаются – едва мерцающие. Они тоже отрешенные и пустые. Это всего лишь отсвет приятных воспоминаний или каких-то смутных мечтаний.

Валерий Николаев. Наказание памятью

Когда Дили исполнилось четырнадцать лет, мама познакомила её с некоторыми семейными традициями и преданиями. В общем-то, довольно своеобразными. К примеру, девушки их рода при вступлении в брак всегда остаются на своей фамилии. А всех новорожденных девочек называют именами, начинающимися с буквы "э". Так мать Эдилии – звали Эдитой, бабушку – Эмилией, прабабушку – Эленой.

Следить за всем этим – привилегия женщин. Они же – берегини древней семейной реликвии в виде подвески из чернёного серебра на витой серебряной цепочке. Подвеска круглая, чуть больше карманных часов, выполнена в виде цветка с пятью лепестками. Выглядит, как обычный экспонат художественной ковки. Для Ки́рковых она не украшение, а талисман...

Валерий Николаев. Забавные приключения Пончика и Киви

Иллюстрация к книге Валерия Николаева "Забавные приключения Пончика и Киви"На чердаке старого двухэтажного дома в укромном уголке свила себе гнёздышко воробьиная пара. Воробьиха отложила в него два чудесных беловатых с тёмными крапинками яйца и села высиживать птенцов. А воробей стал заботиться о ней. Свою воробьиху он исправно кормил и в холодные ночи согревал её своим теплом.

И вот однажды на свет появились два крохотных голеньких птенчика....

Валерий Николаев. Пластилиновый чайник

Боевой расчет заканчивал свою последнюю смену. За пультом командира дежурил подполковник Кравченко Александр Иванович – дядька медвежьей конституции, ворчун и насмешник. Центнер с усами. Его любимая вещица – календарь обратного отсчета, подарок друзей. В нем Кравченко отмечает дни, оставшиеся до пенсии. За аппаратурой второго номера – Алексей Гомон, капитан. Год назад прибыл из Украины по замене. Это молодой, вызывающий симпатию офицер. Соотношение роста и веса – идеальное: метр семьдесят шесть к семидесяти шести. Однако все еще холост, живет в общежитии, самое сильное увлечение – спорт. Капитан оформил документацию и расслабился. Тело тотчас стало наливаться приятной ленью. "Эх, если бы донести ее до кровати… – подумал Алексей, – да где там! Перепад в пятьдесят градусов и зубра взбодрит".
Смену расчетов Кравченко провел быстро. Заступившим номерам он дал свое последнее категорическое ЦУ: по пустякам его не будить, в случае пожара выносить в первую очередь. И расчет стал упаковываться в "зеленуху" – громоздкие ватные костюмы. Выходить в лютую зиму не хотелось. Однако придется.

Глава 22. Галя и Володя

Глава 20. Последние тайны

В девять утра Вовка постучался в кабинет Набатова. Услышав разрешение, вошел. И сразу спросил: – Юрий Иванович, не зря съездили?

Эпилог

Глава 21. Ледяные ступени

Когда мальчик вернулся домой, тетя была дома. Увидев его, она стала накрывать на стол. Расставила тарелки, на разделочную доску положила хлеб, начала делить его.

Глава 19. Ночная операция

У Набатова за столом сидел капитан Костров, прямо вслед за Вовкой в кабинет вошел и Денищенко. Увидев их, майор воскликнул: – Вот молодцы! Очень кстати. Проходите, садитесь, вместе думать будем.

Глава 18. Часы с ангелочками

Глава 17. Рынок убитых надежд

Глава 16. Малыш Ладо

Глава 15. Охота на Печника

Глава 14. Персональная усыпальница

Глава 13. По следу Тухлого

На следующий день Вовка, как и обещал, пришел в отделение. В девятом кабинете за одним из трех столов сидел сержант Назаров. В этот раз он выглядел не так бодро как вчера.

Глава 12. Хлебные карточки – это жизнь

Подростки проторчали у предполагаемого подъезда рыжего до начала сумерек. Проголодались и замерзли основательно. И тут Вовка вопросом остановил остролицего старика свернувшего к подъезду.

Глава 11. Опасная рыбалка

Глава 10. Затянувшаяся прогулка

На следующий день мальчик встретил свою знакомую в приподнятом настроении. Для девочки ожидание встречи тоже было просто невыносимым. – Вовка, привет! Ты уже знаешь…

Глава 9. Грабители

Вовкины воспоминания прервал звонок в дверь. Тетя пришла не одна. Она привела незнакомую заплаканную женщину в пальто, застегнутом на две пуговицы, остальные вырваны "с мясом".

Глава 8. Искушение

Валерий Николаев. Озябший ангел

Повесть "Озябший ангел" посвящена юным защитникам блокадного Ленинграда.
Авторская редакция: февраль 2013 г.
– А как эти рыбки называются? – спросила Алия.
– Окуни, – ответил Вовка.
– А почему у них полоски нарисованы? – удивленно спросил Федя.
– Для маскировки, – пояснил Вовка. – У них все как на войне: и в засадах сидят, и нападают, и прячутся.
– Они такие хитрые? – заговорщицки прошептал Русланчик.
– Да, хитрые, – согласился Вовка. – У них страшная жизнь.
– Не страшней, чем у нас...

Памяти поэта

... Ваш, Михеич, точнее, наш, – это человек “завтра”, у него нам всем еще учиться человечности, огню, великому желанию нести людям добро и свет...

От составителей

В основе структуры книги – хронологический принцип: распределение произведений Николая Михеева по годам, по разделам, соответствующим вышедшим или подготовляемым к печати самим поэтом сборников стихов. Однако, многие стихотворения автором не датированы, поэтому составители поместили их в те разделы, которым они предположительно соответствуют по времени написания.

Валерий Николаев. Проездной билет

– Эй, уважаемый! – неприятно резанул слух чей-то излишне уверенный голос.

Валерий Николаев. Колорадская история

Переполненный автобус, защемив резиновыми губами последнего дачника, покряхтывая тронулся в путь. Александр был доволен собой. Чтобы уехать восьмичасовым рейсом, нужно проявить чуть меньше отваги, чем нашим предкам при взятии Измаила. Сейчас работы немного: грядки полить, начерпать бочку воды, сделать еще кое-что по мелочи и можно домой.

От кого-то одуряюще пахло котлетами с чесночком. И этот запах в пустом желудке Александра создавал дискомфорт.

Валерий Николаев. Счастливые встречи

В уютном зале московского ресторана за изысканно сервированным столом сидели двое мужчин. Одному из них на взгляд около тридцати пяти, второму – за сорок. Судя по некоторым признакам, это был не рядовой обед, а редкая встреча давнишних приятелей, и тот, который постарше – гость.

Валерий Николаев. Три желания

Ещё вчера она ходила как невидимка, на нее никто не обращал никакого внимания. Теперь же, – она это сразу почувствовала, – ни один мужчина не мог пройти мимо, хотя бы вскользь, не взглянув на нее...

Наталья возвращалась домой в сумерках, у подруги засиделась – проболтали часа три. Им было о чем поговорить: вместе учились в институте, вместе начинали учительствовать и уже более десятка лет дружили.

Подписка на RSS - Николаев В.В.