Проза

Нина Жибрик. Лесные рассказы

Начало февраля. Полдень. Лёгкий морозец. Солнечно и тихо. И всё вокруг белым-бело. С утра просыпался густой короткий снегопад и остался лёгкими пуховыми шарами на каждом столбике и каждой штакетине заборов, разлёгся на ветвях яблони и сливы, что у дома, выбелил и пригнул лапы сосен во дворе. В воздухе, сверкая на солнце, играет, сыплется с неба тонкая серебряная пыль. Тишина и светлынь!.. Захотелось пойти в лес.

Александр Токарев. ДОМ НА ПРОКЛЯТОМ МЕСТЕ

Она проснулась ровно в полночь. Пристальный взгляд луны, казалось, прожигал задернутые занавески.

Александр Токарев. КТО УМРЕТ ПЕРВЫМ

Генерал Скарней смеялся идиотским смехом. Он уже не мог спокойно смотреть на этого наглого таракана. Сорок лет строили генералу убежище и... все для того, чтобы остаться наедине с этой тварью?! Таракан деловито сучил лапками и ел пудинг. Было видно, как ходили его жвала. Генерал взял увеличительное стекло. Бестия!.. Таракан, напружинив брюшко, выдавил капельку темной массы прямо на желтизну взбитого теста... Хлопнуло в соседнем отсеке. Скарней взглянул на приборы: отсек, по всей видимости, затопило раскаленной массой. Так, секунд двадцать у него еще есть...

Генерал смеялся. Эти очкарики опять напутали: выживут, мол, в случае Большой Войны одни лишь тараканы. Да, сейчас на планете из живых существ остались только он и этот таракан, не зря же Скарней столько лет строил убежище... Конечно, и оно не выдержит, никто и ничто не переживет конца света. Но таракан умрет первым! Генерал смотрел на это хрупкое существо, уплетающее его пудинг, и багровел от приступов смеха... Его палец, вздрагивая, опускался к блестящей спинке насекомого. Лопнула стена, и одновременно палец генерала превратил таракана в мерзкую слякоть. И не стало ничего...

Александр Токарев. Трое в лодке, не считая водки

… И был взрыв ли, падение метеорита, набег индейцев сиу, приземление НЛО, свершение пророчества Апокалипсиса, короче – громко… Во дворе скакал странный всадник: то ли бурсак на ведьме, то ли Вакула на черте, только почему-то без одежды. Дядя Миша палил в воздух из фузеи образца 1812 года..

Александр Токарев. Сборник рассказов "Прогулки с Лешим"

Александр Владимирович Токарев.Прогулки с Лешим

Потом мы лежали на теплой хвое и глядели в небо, где на раскинутых крыльях кружил одинокий ястреб-тетеревятник. Он умело находил струйные восходящие потоки, опирался на них и, вздрагивая крыльями, скользил с одного на другой, свободно и горделиво.

Александр Токарев. Цикл рассказов "Время пить Херши"

В своей цигейковой офицерской шапке с болтающимися «ушами» ухмыляющийся и обветренный Сабуров походил на шпанистого пацана.
– Володька!... – и дальше что-то неразборчивое выкрикивал он сквозь рев мотора и, видя, что его не слышат, махал рукой. – Живе-ем!

Александр Токарев. Повесть "Пашкина дорога"

Но, словно подчеркивая местный колорит, отличие от прочих мест, к магазинчику лихо подлетела оленья упряжка. С нарт поднялся шустрый коротконогий старик с темным вывяленным лицом. Он быстро оглядел разношерстную публику маленькими глазками и что-то отрывисто крикнул в меховую кучу, лежащую на нартах. Куча шевельнулась, и оттуда испуганно вынырнула женщина. Поправив черные волосы, она стала отсчитывать деньги из кожаного кошеля. Старик сердито крякнул и, вырвав кошель из ее рук, пошел в магазин, раскорячивая ноги в оленьих унтайках.

Александр Токарев. Отрывок из романа "Лейкемия"

Амбициозные планы с писательством оказались фикцией, хобби, наивной игрой и увлечением, последней надеждой, на которую ставить в прагматичном теперь времени мог только кретин или ребенок… Читателю оказались нужны простые вещи: много ванильно-сладких сериалов, шутовского куража, гламурности, и детективов скорого покроя, в которых от торопливости сменяются лишь декорации...

Игорь Карпов. Маргиналки (Эссе)

...Нет, ребята (это я интернетовские материалы смотрю, в которых всё о разрушении России), хоть и Петр разрушал, хоть и революционеры тут же ввели новый алфавит и новое летоисчисление, отрывая нас от самих себя, от других славян, нет, держимся мы этим молитвой: Господи, помилуй!...

Игорь Карпов. Твоими молитвами (Цикл рассказов)

Знал я, что где-то в родне есть у меня бабка Настя. Доживает свой век одна, в город к сыну переезжать не собирается: пока могу себя обиходить, буду здесь жить, а вот не стану смогать, тогда уж как Бог велит. Однажды почти случайно, хотя ничего случайного нет в нашем бытии...

Валерий Николаев. Колорадская история

Переполненный автобус, защемив резиновыми губами последнего дачника, покряхтывая тронулся в путь. Александр был доволен собой. Чтобы уехать восьмичасовым рейсом, нужно проявить чуть меньше отваги, чем нашим предкам при взятии Измаила. Сейчас работы немного: грядки полить, начерпать бочку воды, сделать еще кое-что по мелочи и можно домой.

От кого-то одуряюще пахло котлетами с чесночком. И этот запах в пустом желудке Александра создавал дискомфорт.

Валерий Николаев. Счастливые встречи

В уютном зале московского ресторана за изысканно сервированным столом сидели двое мужчин. Одному из них на взгляд около тридцати пяти, второму – за сорок. Судя по некоторым признакам, это был не рядовой обед, а редкая встреча давнишних приятелей, и тот, который постарше – гость.

Валерий Николаев. Три желания

Ещё вчера она ходила как невидимка, на нее никто не обращал никакого внимания. Теперь же, – она это сразу почувствовала, – ни один мужчина не мог пройти мимо, хотя бы вскользь, не взглянув на нее...

Наталья возвращалась домой в сумерках, у подруги засиделась – проболтали часа три. Им было о чем поговорить: вместе учились в институте, вместе начинали учительствовать и уже более десятка лет дружили.

Подписка на RSS - Проза