Лев, Обезьяна и два Осла (Le Lion, le Singe et deux Anes)

Лев, чтоб страною лучше править,
И в знаньях чувствуя изъян,
В один прекрасный день велел себе представить
Умнейшую из обезьян,
Желая у нее немного поучиться.
Она ученою слыла,
И первый свой урок, чтоб отличиться,
Она царю такой дала:
"Великий Государь, чтобы разумно править,
Должны всему вы предпочесть
Своей страны довольство, честь,
И личные желания оставить.
Несчастье той стране, где личный интерес
Пред государственным имеет перевес!
Великий Государь, порока хуже нет,
Чем самолюбие. Меж нами
Все зло посеяно его сынами.
Оно - отец всех зол и бед.
Понятно, отрешиться сразу
От самолюбья мудрено;
Но умерять его должно
Хоть понемногу, раз от разу;
Иначе можно стать смешным
Или прослыть несправедливым.
Вы, Государь, не будете таким
В своем величьи горделивом".
- Дай мне, - сказал король сурово,
Пример того или другого.
-Известно вам, что всякий возвышает
Себя перед другими, для чего
Он прочих всех поносит и ругает;
Такой прием не стоит ничего.
Самолюбивые ж, напротив: те, лукаво,
Превознося налево и направо
Себе подобных, через них
Тем хвалят и себя самих.
Теперь легко вам догадаться,
Что часто лишь уменье притворяться
Таланты заменяет нам;
Уменье то дано невеждам и глупцам.
Однажды два Осла тропинкою глухой
Шли, говоря между собою:
Хвалили оба с важностью тупою
Они друг друга вперебой.
"Ах, сударь! - говорил один из двух Ослов.
Вас, верно, глупостью своею поражают
Все люди. Ведь они одним из бранных слов
И наше имя поминают!
Поносят наш великий род!
Ослом у них зовется идиот.
И ржанием зовут, себе же на позор,
Наш гармоничный смех и разговор!
Забавны люди мне. Они воображают
Себя прекраснее, чем мы.
Свои слова, свои умы
Все удивительным считают!
Нет, нет! пусть сударь говорит,
А человек пусть помолчит!
Их речь - вот истинное ржанье!
Но бросим их; не стоят и вниманья
Они порядочных ослов.
Ну, а теперь, без дальних слов,
Коснемся с вами, сударь, пенья,
В котором вашего уменья
Ламберт не в силах превзойти!
Певца вам равного найти
Не мог бы я, клянусь! Ей-ей,
Пискун пред вами соловей!.."
Другой Осел ему поспешно возражает:
"Все, сударь, в вас талантами прельщает.
Я вами восхищен всегда!.."
Но мало блеска им такого.
Расставшись, оба в города
Пошли хвалить один другого.
Рассчет простой: от похвалы других
Часть славы падала на них.
Подобных им и не среди ослов
Найдется множество. Средь даже сильных мира
Есть люди, создающие кумира
Из громких звуков сладких слов.
В беседах льстивых меж собой,
Когда б не трусили, они бы титул свой
Хоть королевским заменили...
Мои слова, быть может, смелы были,
Но я надеюсь, что в секрете
Удержит Государь беседы эти.
Я показала вам сейчас,
Как самолюбье делает смешными.
Пример того, как делает оно и злыми,
Займет другой рассказ.
Так Обезьяна говорила.
Другой же случай рассказать,
Должно быть, у нее и духа не хватило,
Он слишком щекотлив, а надо твердо знать,
Кому урок дает учитель;
Для Обезьяны ж Лев был грозный повелитель.
А. Зарин.