Паук и Ласточка (L'Araignee et l'Hirondelle)

"Юпитер, бог богов! чья голова родить
Секретным способом Минерву ухитрилась,
Которая ко мне безжалостной явилась,
О, выслушай меня, решаюсь я просить!
Бесчестно Ласточка еды меня лишает:
Мелькая в воздухе, она всех мух съедает
У самых у моих дверей.
Мне в сети мухи не попало;
Проклятая, их всех она пожрала,
Хоть не раскидывай сетей!"
С такою жалобой к Юпитеру взывал
Бедняк-паук, обойщик бывший,
А после ткач, вообразивший,
Что насекомых всех бог для него создал.
А Ласточка, порхая здесь и там,
Не обращала даже и вниманья
На Паука, и пропитанья
Себе искала и птенцам.
Обжоры малые, с раскрытым ртом всегда,
Пищали жалобно, чуть мать летит к жилищу;
Хватали с жадностью у ней из клюва пищу.
Ремесленник Паук, имевший для труда
Лишь ноги с головой, терпел одно лишь горе,
И был наказан вскоре:
Летая, Ласточка хвостом оборвала
Всю паутину; с ней и Паука смела.
Юпитер два стола накрыл, и заседают
За первым все, кто ловок, силен, смел;
Второй же-мелюзге в удел:
За ним объедки первых доедают.
А. Зарин.