ПОЭЗИЯ – ПРЕДЛОГ К ВОСПОМИНАНЬЯМ (ОКТЯБРЬ 2001 – МАЙ 2002)

Не судьбы ли Муза ищет? – Здесь наслаждение цветом Клевер белый и розовый, Ты успеваешь ли заметить: одуванчик Много листьев весна уронила, — В стране, где от ума одни несчастья, Все дальше от источника любви... Тихий август на берегу, Мой друг, поехали в Семеновку, Финал открыт. Ты предсказана снегом и ливнем, Семеновка помнит, Семеновка знает, Вишневый йогурт — мечта поэта Волшебник должен самоустраниться, Открытка в Париж Лежу в ночи, сканирую себя, К письму не выбегают эндорфины. Все сказанное — вода. Будет день, а за ним другой Хватит сердца моего Не изумляйся: «Где мы? Где мы?», Быть? А зачем? — когда ни для чего Мне нужны твои письма, как ночью тепло: Прилетала птичка-циничка, Я вылезал по черным скалам, И снова погружение в слова Разве это важно, Интерпретируй сердцем — слово, строчку. «Все, кто мне дороги, живы, Абеляр канделябр астролябия глуби и хляби Ты однажды ко мне вернешься Ночью многоликою обманут, Сколько умерших во мне Ни орлом, ни решкой Евпатория–91 Дышала радуга в окне Век назад поэты из-за женщин Вблизи — и глаза, и улыбка, и нос, Вот и прошел год. В коридоре у трюмо, Пусть твердят, кто умней немножко: Средь ночи позвонили из Италии, Помолитесь, что у Бога заслужил, На Карибах мне самое место. У меня семь пятниц на неделе. Только стены настоящие, Когда слова не требуют ответа, Мы тысячи лет проживаем на свете. СТИХОТВОРЕНИЯ ПОСЛЕДНЕГО МЕСЯЦА ЖИЗНИ Разумные люди разумны У птицы есть песенка птичья, Как ты любила называть цветы

* * *
Не судьбы ли Муза ищет? –
То Жар-птицей — по пирам,
То в четыре пальца свищет
По зачуханным дворам.
У нее на южном пляже
Сто поклонников лежит.
С ней в постель кто хочешь ляжет.
Кто ей — голову вскружит?!
Где поэт, что так же рыщет
В залах света, в дырах дна?..
Ведь таких совсем не тыщи —
Может быть, она одна!
Ей никто стихов не пишет,
Не глядит она с холста...
Но, быть может, встреча ближе
И волшебней, чем мечта.

26.05.99, 03.10.01

* * *
Здесь наслаждение цветом
Неба и свежих крон
Нас настигает летом
Ранним со всех сторон.
И прославляют свисты
Птичьи
удел любой —
Облаком плыть лучистым,
Юной расти травой.
Легкая трясогузка
Здесь подбежит к ногам.
Шалость земли — «в нагрузку»
К травам и облакам.

06.06.99, 04.10.01

* * *
Клевер белый и розовый,
Желтые одуванчики,
Не говорите прозой вы,
Только — привстав на пальчики.
Что я ищу со тщанием
В склонах, залитых светом?
Верю ли обещаниям?
Там разберемся, летом...

30.05.00, 04.10.01

* * *
Ты успеваешь ли заметить: одуванчик
С невидимой (обдутой) стороной
Напоминает (образ столь заманчив)
Ущербный круг, зовущийся Луной,
Так усложняющий простые даты,
Будя в душе неведомое нам,
Что веришь неразумным и крылатым
Волшебным одуванчиковым снам.

04.06.00, 04.10.01

* * *
Много листьев весна уронила, —
Обмороженных серых детей.
Душен день и печальны чернила
От отсутствия чувств и вестей.
Это, в общем, обычное дело,
Но дремучее лет колесо
На мою бесконечность насело
Генри Торо, Жан Жаком Руссо.
Если клин вышибается клином,
Шопенгауэр — вот мой «аи»!..
Но и это пропахло рутиной.
Видно, кончились клинья мои...

27.05.99, 04.10.01

* * *
В стране, где от ума одни несчастья,
А совестливому — вдвойне,
Скорее времени, а не пространства часть я,
Как перекур на не своей войне,
Где дезертиров любят журналисты,
Где шрифт газет безжалостней огня,
Где за спиной горит Кавказ гористый
И без любви взирает на меня...

02.02.01, 04.10.01

* * *
Все дальше от источника любви...
Здесь ветер, увязающий в песках,
Зовет меня, как помнит: шурави,
И душит повторения тоска.
Весь мир один большой Афганистан,
Где можно вырезать, взрывать, бомбить,
И нет для жизни безопасных стран.
И что нам делать, если не любить?
Не глядя в гнилозубый рот времен,
Не мучаясь общественной виной,
Касаясь звуком солнечных имен,
Любить, как любят мир перед войной.

03.07.01, ночь на 06.10.01

* * *
Тихий август на берегу,
Бадминтон, джин-тоник, купанье.
Взгляд смущенный твой стерегу,
Ускользающий от признанья.
Все случившееся потом
В драгоценный оплавилось слиток.
На обрыве я пил крутом
Глаз твоих неземной напиток.
Он в груди моей всю спалил
Притяженья земного прозу.
Посмотри, я давно ступил
На держащий влюбленных воздух.

08.10.01

* * *
Мой друг, поехали в Семеновку,
Там психбольница есть для нас.
В ней санитар один силен тоску
Лупить дубинкой прямо в глаз.
Вот ты увидишь, как скукожится
Твоя зеленая у них:
Она как метр железный сложится,
И станешь ты — веселый псих.
Мы рукавами, словно крыльями,
Взмахнув всего сто тысяч раз,
Взлетим, полетов новый стиль явив,
Любимцы медицинских масс.
Мой друг, нам будут аплодировать
И пить за нас не по одной.
Поедем славу репетировать,
Нам психбольница — дом родной!
Что по ночам без сна ворочаться,
Давясь, как яблоком, луной!
Уже ль тебе совсем не хочется,
Мой друг, в Семеновку со мной?
(Я там своей принцессе сказочной
Поглажу волосы в ночи.
Не отвечай — постой... Загадочно
И нежно-нежно помолчи...)

16.10 01

* * *
Финал открыт.
Что будет — неизвестно,
И это окончание не пресно,
И почему-то нет плохих предчувствий,
И рекам жизни долго течь до устий.

16.10.01

* * *
Ты предсказана снегом и ливнем,
И волшебною сказкой луны,
Без тебя день мучительно длинен,
Напряжен ожиданьем струны.
Не с рожденья ли знала, скажи мне, —
Оттого и была весела, —
Что когда-то и солнцем и ливнем
Ты обещана сердцу была.
Снегом радужным, солнечным ливнем
Про тебя рассказали душе.
Близко-близко в глаза посмотри мне,
Бесконечно родная уже.
18.10.01

* * *
Семеновка помнит, Семеновка знает,
Где ее сын в облаках пролетает,
Где он конкретно, привязанный к койке,
Будет орать, как коты на помойке.
Это, увы, не больней, чем спуститься
С неба туда, где судьба колосится.
Вот она, вот она, вот она всюду!
Как убирать урожаище буду?
Мама-Семеновка, встань надо мной,
Мне рукава затяни за спиной.

20.10.01, на рассвете

* * *
Вишневый йогурт — мечта поэта
(Вкуснее только мечты про это).
Вот так с похмелья
сидеть под елью,
Глазами хлопать
и йогурт лопать.
А с лап еловых стекают капли,
И дождик шепчет: ты прах ли? раб ли?
Ты дождик тоже, и тоже тихий,
Ты запах хвои и земляники.
А все ль на свете заметят это?
Да всем не нужно. А только б — Света
Как сладко грезить поэты могут.
Вишневый йогурт! Вишневый йогурт!

20.10.01

* * *
Волшебник должен самоустраниться,
Аннигилировать и счастью не мешать,
Иначе не безоблачна страница,
И воздух пахнет кровью дележа.
Запястьям снятся лезвия, и третий,
Мечтающий о первенстве, никак
Своих желаний удержать в секрете
Уже не может, к радости зевак.
Но хочется в сюжете поворота
С безумною надеждой на успех
Коллизии, что миром не открыта,
Истории, что словом не омыта,
Никем не пережитого полета
И небывалой радости для всех.

23.10.01

Открытка в Париж

Пятнадцати рисункам Модильяни,
Не сбереженным в черные года,
Загадочностью лунных изваяний
Лучиться над Россиею всегда.
Те линии двадцатилетней Анны
Наверно помнит Люксембургский сад.
И нам в гостях почувствовать не странно,
Что просто возвратились мы назад.
Не верьте впечатлениям домашним,
Не так мы скажем «Бон суар, Пари!»,
И нам подсвечник Эйфелевой башни
Не то, что парижанам, говорит.
Лишь мы найдем меж незнакомых зданий
Светящуюся времени золу
С закрытою каморкой Модильяни,
Где роз охапка брезжит на полу.

24.10.01

Лежу в ночи, сканирую себя,
Из памяти вылущиваю сцены,
Чтоб отогнать депрессии собак
Твоим во мне присутствием бесценным.
Уж сколько дней куда ни погляжу,
Чем ни займусь – опять роняю руки.
Как будто я пособием служу
По изученью матушки-разлуки.
Вот, граждане, классический пример
Классически запущенной болезни,
С классическим бессильем полумер
И с помыслом классическим о бездне.
И много раз испытанный сонет
Подал в отставку, не стерпев сюжета.
Спасет ли от блохи бронежилет?
Всем ясно: мало тут бронежилета.

24.10.01

* * *
К письму не выбегают эндорфины.
Я ношу дня в ночную даль несу.
Земную жизнь пройдя до середины,
Так заплутаться в сказочном лесу,
Где тает свет пленительных растений,
Не отменив земное бытиё
И с замкнутых наручников сомнений
Слезится солнце горькое твое.

25.10.01

* * *
Все сказанное — вода.
Слов и слов половодье.
Ликует, пока поводья
Не натянула беда.
И схлынет оно, и души,
Засухой сожжены,
Становятся частью суши
С ночными шагами вины.

26.10 01

* * *
Будет день, а за ним другой
Будет осень, затем зима.
Вряд ли мы обретем покой,
Дай Господь не сойти с ума.
Ты махни, уходя, рукой,
«Не прощаюсь с тобой», — cкaжи.
Не задушат авось тоской
Стены, улицы, этажи.
Я касаюсь твоих волос
Поцелуями поутру.
Я шепчу тебе: «Как спалось?»,
В руки пальцы твои беру.
Только в комнате нет меня,
И в душе перемены нет,
Просто серого вестник дня —
Серый брезжит в окне рассвет.
Снова день, а за ним другой —
Не заплаканы, так пресны.
До больницы подать рукой,
Вечность вечностей — до весны.

26.10.01

* * *
Хватит сердца моего
На одну — к тебе — дорогу,
А обратной мне не надо,
Дальше я отправлюсь к Богу,
Если только примет Он
Изменившуюся душу,
Если я не до конца
По пути себя разрушу...

31.10.01

* * *
Не изумляйся: «Где мы? Где мы?»,
Печально глядя в небосвод, —
Мы элемент мифологемы,
Не птицы мы, а их полет.
Мы то, что в вечности живет.

01.11.01

* * *
Быть? А зачем? — когда ни для чего
Единственному сердцу не пригоден.
Не быть статистом, цифрой «итого»,
Фигурою, одетой по погоде,
Но раствориться в дымке городской,
В которой и твое живет дыханье,
Быть воздухом — твоим! — а не тоской,
Не веткою, а ветки колыханьем,
Быть узнанным как знаменье в пути,
Быть понятым как предсказанье счастья,
Стать тенью восклицания: «Лети!»,
Стать на секунду вдоха
легких частью
И кислородом радости в крови
Бежать и стукнуть в сердце: «Отвори!»

05.11.01

* * *
Мне нужны твои письма, как ночью тепло:
Невозможно уснуть, не согревшись.
Пусть со счастьем не очень-то нам повезло —
Повезло ли кому? — людям грешным,
Но и там за соленой и горькой водой
Жест о’кей превращается в нолик,
И уходит надежда совсем молодой
Не без горечи и не без соли.
Напиши мне письмо, где слова словно дождь
С шелестящей мелодией зыбкой,
Чтоб почувствовать вдруг: вот сейчас ты войдешь,
Тусклый мир озаряя улыбкой…
Я усну. Я проснусь, и наступит зима,
И в квартиру ворвется с разбега
Наша Энни, синичка, снегурка сама
В рукавичках, промокших от снега.
20.11.01

* * *
Прилетала птичка-циничка,
Поклевала семечек в кормушке,
А потом взяла мои спички
И зажгла мне сердце, как свечку
Из наборов, что продаются
К празднику святого Валентина.
Просвисти мне, птичка-циничка,
Звонкую песенку циничью,
Чтобы веселей горело пламя,
Пока все не выгорит сердце.

20.11.01

* * *
Я вылезал по черным скалам,
Не видя неба в этом сне.
Чуть веря сердцем обветшалым,
С надеждой крохотной на дне.
Еще не выпитая капля
Еще не прожитой зимы,
Еще карабкаюсь, как краб, я
Из осыпающейся тьмы.
Пока ползешь, ползти не поздно,
Пусть сам себя приговорил;
Еще есть шанс увидеть звезды
Над обещанием зари...

20.11.01

* * *
И снова погружение в слова
С мурашками, как от воды холодной.
И Мнемозина, словно днем сова,
Ослабит взгляд, и ты на час — свободный.
И волен брассом в бросовой волне,
И кролем кровь крылатую проверить,
И тенью наркотической вполне
Войти в несуществующие двери
Планеты Икс, где ели и трава,
Где буква «И» смычком по сердцу водит,
Где буквой «С» волшебные права
Предъявлены на земли все и воды,
Где ею все придуманы законы
До ноты си в кустах темно-зеленых.

21.11.01

* * *
Разве это важно,
Разве это нужно —
О душе отважной?
О душе недужной?
То, что нам с тобою
Дважды два пятнадцать,
Разве может болью,
В ком-то отозваться?
Разве чья-то нежность
Вдруг ответит нашей?
Это — неизбежно?
И не думай даже!
Если так случится,
Это будет чудо.
Лучше петь как птица
День и ночь, покуда
Это очень важно,
Это очень нужно
Для твоей — отважной,
Солнечной, воздушной.

22.11.01

* * *
Интерпретируй сердцем — слово, строчку.
Поэзия — предлог к воспоминаньям.
Я проведу с тобой не час, не ночку —
Часть темных суток, склонную к лобзаньям.
...Тень речи, все оттенки поцелуя,
Полуулыбка полупониманья.
И то, что узнаешь в себе, ликуя,
И трепет обоюдного желанья...
Здесь ключики от сердца, от секрета
Полосок на пленительном запястье,
От комнаты, где ты — источник света,
От комнаты, где ты лучилась счастьем…

21, 23.11.01

* * *
«Все, кто мне дороги, живы,
Не это ли самое главное?»
Снежны и молчаливы,
Пасмурны дни твои плавные.
Трогаю теплый комочек,
Лишним глотком растревоженный.
Дай я подую из строчек,
Что для тебя мною сложены,
Чтоб не болело — подую,
Чтобы глаза были искренни.
Тихо слезу я сцелую,
Полную звездными искрами.
Грубого мира вопросы
Мелки, как клякса чернильная.
Ты улыбнешься сквозь слезы
И повторишь мне: «Я — сильная».

23.11.01

* * *
Абеляр канделябр астролябия глуби и хляби
Астрология логика гибель и глина и заступ
И глоток из баклаги и ляжки у бляди озябли
И могильщик клянется гнилыми зубами: «И аз — труп».
Но в лазурь поднимается солнце и тает прохлада,
И сады, окликаясь, меняются птицами щедро,
И погибший глядит в небеса умиленно из ада,
И для новых влюбленных история — корочка, цедра.

23.11.01

* * *
Ты однажды ко мне вернешься
И легко моих губ коснешься,
Словно скажешь: «Я здесь, с тобою.
С позабытой почти что болью».

26.11 01

* * *
Ночью многоликою обманут,
Таинствами, что открыты ей,
В нежности к тебе усну
и встану
С ласкою безумною твоей,
Нет, не сразу — глаз не открывая,
В утренний вплывая полусвет,
От тебя, о солнце, остывая,
От тебя, которой рядом нет...

26.11.01

* * *
Сколько умерших во мне
Прошлых жизней неотпетых.
Вспоминаю, как во сне,
Их волненья и приметы.
Их предметы, их чужой
Отсвет бедный, полинялый.
Как мне там нехорошо.
Там и воздуха не стало.
Боль реальная родней
И мучительней при этом,
Будто лучшие из дней
Мной прожиты нынче летом.
Новый день не счастья гроздь,
Словно кактус — всюду жальца.
В старом сердце ржавый гвоздь
Лишь твоим сдается пальцам.

28.11.01

* * *
Ни орлом, ни решкой
Не решить судьбы.
У души у грешной
Будет путь слепым.
Бремя ожиданий,
Бремя долгих дней,
И часы на грани,
И часы — за ней.

02.12.01

Евпатория–91

Девочка в карете бутафорской,
Сердце забери мое отсюда:
В маленькой гостинице приморской
Буду жить поблизости от чуда,
Чтобы видеть каждый день улыбку
Из толпы поклонников на пляже.
За ошибкой делая ошибку,
Буду я не грустен, а отважен.
Бросив в море Черное монету,
Даль свою сумею разглядеть я,
Попрошу: «Даруй мне радость эту
Каждый день в ближайшие столетья!»

26.10.01, 10.12.01

* * *
Дышала радуга в окне
И красками сочилась,
Как будто весть твоя ко мне
Сквозь серый день пробилась.
Не помню радуги такой
Широкой, теплой, нежной.
Она с небес текла рекой
И — гасла неизбежно.
День потемнел, осенним стал,
Но разве кто в обиде!
Как будто милые уста
Шепнули мне: «Ты видел?»

06.10.01, 10.12.01

* * *
Век назад поэты из-за женщин
Вызывали друга на дуэль.
Но глядит смеясь на эти вещи
Современник наш Пантагрюэль.
Путь широк меж Сциллой и Харибдой,
Нам ни та, ни эта не грозит:
Даже между правдою и кривдой,
Есть пути на матушке Руси.
Может быть, кому и помогает
Не стрелка так циника прищур,
Но живем, его оберегая,
Ты и я, по-русски чересчур.
...Говоришь, что сердцем отпустила,
Но тебя-то держит эта сила…

27-28.11.01, 11.12.01

* * *
Вблизи — и глаза, и улыбка, и нос,
И голоса нежные звуки...
Я не насмотрелся, не впился взасос,
Я даже твоих не коснулся волос
И в руки не взял твои руки.
Я думал, минута в запасе еще —
Как будто бы вечность в запасе...
И слева в груди, и глазам — горячо.
И мысленно лишь я целую плечо,
Ключицы, лицо и запястья...

15.12.01

* * *
Вот и прошел год.
Новый почат век.
Низкий висит свод.
О, как летит снег!
Предок твой был грек.
Русский крестьянин — мой.
Если любовь грех,
Грешники мы с тобой.
Каждый наш день нов,
Но впереди у нас нет
Дома помимо строф,
Дома, где ты — свет.

01.01.02

* * *
В коридоре у трюмо,
Разговаривая с нами,
Занимается глазами
Счастье! Счастие само.
На случайный табурет
Чуть присев и губы крася,
Просит счастье: улыбайся!
Ждет улыбки белый свет.
Коридор — палаты рая,
И трюмо — на облаках.
Облик утренний вбирая,
Говорю о пустяках.
Друг на корточки присевший,
Возражает пустякам,
Тоже тянет миг слетевший,
Жизнь готовый дать стихам...

17.12.01, 02.01.02

* * *
Пусть твердят, кто умней немножко:
Посмотри, мол, кругом зима,
И твоя — с белизны холма —
Вниз сбежала давно дорожка.
Не пора ли в нее вглядеться
Иль иную найти светлынь?
Что мне всё! Да хоть рот разинь! —
От ТЕБЯ ж никуда не деться!
До всеобщего воскресенья
Я бы мог в телефон молчать,
Ведь дано тишине звучать
Музыкальней прикосновенья.
Пусть сияющей тишиною
Реже все осеняет нас,
Но страну твоих губ и глаз
Я считаю своей страною.
Ночи северной полыханье
И атоллы живых морей
Не ценней улыбки твоей,
Глаз твоих, твоего дыханья...

* * *
Средь ночи позвонили из Италии,
Не нам – а не туда попали.
Прислушайся к себе:
зима все далее.
Весна к нам возвращается из дали.
Она еще не внятна и забывчива,
На льду ее задумчивость опасна.
Но вновь капель нашептывает сбивчиво:
Прекрасна ты! И жизнь как ты –
прекрасна!
И если ночью позвонят из Франции,
Я притворюсь тунисцем изумленным.
В улыбке, в интонациях ли, в танце ли –
Прекрасна ты! Прекрасно быть
влюбленным!

<19.11.01>

* * *
Помолитесь, что у Бога заслужил,
О душе моей, давно забывшей бденье,
Ну а сердце – хоть веревками вяжи –
Выйдет только недоразуменье.

Потому что сердце – не мое.
Вы о нем спросите – у нее.

26.11.01.

* * *
«На Карибах мне самое место»
Сергей, писатель, 24 года
На Карибах мне самое место.
Накарябаю долларов фунт
(Лучше б долларов пуд, если честно),
Турагенства поставлю во фрунт!

Пойте мне про Ямайку и Кубу,
Чтобы к жизни поднять интерес.
Брать ли мне в путешествие Любу?
И без Люб там довольно чудес!

Я ль, скажите, раздумывать стану,
С кем мне там укрываться волной!
Взял бы я на Карибы Светлану,
Да она не поедет со мной.

Но и мне – вы давно знать могли бы –
Не нужны без Светланы Карибы...

13-15.11.01.

* * *
У меня семь пятниц на неделе.
Не хватает дня – восьмой приткнуться.
Что же ты такая, в самом деле,
Что хочу уснуть и не проснуться.
Видеть сон, как ты, явившись,
нежно
Обнимаешь и не покидаешь.
А когда разбудишь неизбежно –
Скажешь: “Я же рядом. Ты же знаешь”.
Явь – не остров, пятница восьмая,
Здесь не любят Робинзонов Крузо.
И не ты разбудишь, обнимая,
А все тот же старый гимн Союза.

20.03.02.

* * *
Только стены настоящие,
Остальное – ложь и фикция.
И снега весны горящие,
Капель ласковая дикция
Не имеют отношения
К тем, кто хочет видеть жизнь иной.
Заслужил ли воскресения
Этот хмырь в очках и с лысиной?
Он, взглянув на фотографию,
Где для паспорта насупился,
Увидал там эпитафию
Всей своей насущной глупости...

20.03.02.

* * *

Когда слова не требуют ответа,
Как на стене прямоугольник света,
Нужны ли письма, – нежности нужны ли?
(Нужна ли дочке сказка с “Жили-были”?)

Быть может для, тебя они – обманки?
Стекляшки подозрительной огранки?
Как свист не соловья, а лишь – синицы,
Как неизвестных авторов страницы?

Нужны ли страны, что уже открыты?
Нужны ли клады, что уже отрыты?
Нужна ль тебе моя к тебе дорога?
А не нужна – суди меня не строго.

Суди как свет, как ветку за окошком,
Как дождь, что платье вымочил немножко,
Как ларчик, где защелка без секрета,
И как «а-у!», что ждет в лесу ответа.

20.03.02

* * *

Назови меня лучиком,
Но не солнечным – лунчатым.
С. Ивличева

Мы тысячи лет проживаем на свете.
Ты чувствуешь: в нем уже тысяча лет!
Но в возрасте этом мы все еще дети
На фоне любимых светил и планет.

И небо, ресницами звезд улыбаясь,
Стремится наш лепет нетленный понять.
И в лунной воде я ночами купаюсь,
Чтоб лунчатый лучик губами поймать.

20.03.02

СТИХОТВОРЕНИЯ ПОСЛЕДНЕГО МЕСЯЦА ЖИЗНИ

* * *
Разумные люди разумны
И трезвые люди трезвы.
Но мы не из них, пока лунный
Свет есть у травы
И есть у ветвей ветер,
У облака – алый наряд,
Пока есть слова на свете,
Которые говорят
О жажде, что не истает,
О вечере, что грустит,
О женщине, что летает,
О нежности, что не спит.

21.05.02

* * *
У птицы есть песенка птичья,
У розы – цветка обличье,
А у меня – словечко,
В котором дрожит сердечко.

Есть у деревьев души,
У земли – небесные лужи,
Надежда есть у дорог.
– Лети же, лети за порог!

Созвучьем, малиновкой, скрипкой,
Соцветием, грезою зыбкой
Явись не ее пути –
Так просто не дай пройти:

Есть у нее улыбка...

21.05.02

* * *
Как ты любила называть цветы
И имена придумывать животным,
Как шла нагой по сладким травам ты,
От участи взросления свободным.

Не знала увядания сирень
И яблоня, что яблоком светила,
Цвела все время, каждый Божий день
И не листвой, а пчелами сорила.

И я, ища в листве твои глаза,
Смеялся нескончаемому детству.
На грудь твою садилась стрекоза
И тихо змей струился по соседству...

23.05.02