СЛЫШИШЬ ШОРОХ БЕРЕСКЛЕТА (январь 2001 – июль 2001)

Когда придет последняя зима, Пора ломать надежные пути Светин свитер — Покатай по краю небосвода С другими грехами, с не вашим опытом — Слышишь шорох бересклета? После долгой зимы — К солнцу летит луны Приближение Памяти поэта Жестокий романс Совсем не до главных вопросов, Несвоевременный сонет Когда отключат свет Мы нужны государству – любому! Процесс окукливанья тяжек Говорят, в бреду она смеялась... Империя выдохлась? Друже мой, но Есть слова. И все существованье Когда умирает эпоха одна, Перекраиваю Вселенную: Заката алые цветы, Говорят, я жил когда-то в Турции, Я теперь не различаю пчел и ос, Позабылись слова и дела, Покидает арахнофобия. Отчего тебя помнят, покойник? Она войдет неслышною походкой Повторяй повороты на темном шоссе, Война и поэзия — дело мужчин. Мы пошли к офицерам в гости: Однажды взрывается бомба Мысленно падаю на бок, Тихие поля у горизонта Объяснительная записка Освобожденная от денег и успеха, Я живу, будто жду, что обрушится кровля,

* * *
Когда придет последняя зима,
То снег, летящий дымом под колеса,
Покажется дыханием колосса
И копотью минутною — дома.
Их здесь не будет через краткий миг,
Который ловит внутреннее зренье,
Еще через ничтожное мгновенье
Уступит океану материк,
Остынув, коллапсирует звезда
И Млечный Путь погаснет во Вселенной...
Как может быть душа моя нетленной?
Но, пленник этой логики лубочной,
Уже так скоро я узнаю точно,
Какого цвета вечности вода.

23 — ночь, 24.01.01

* * *
Пора ломать надежные пути
И через темный лес торить дорогу,
Не зная, то ли выйдешь на берлогу,
Или к ручью, где золото блестит.
Но это будет истинная жизнь,
А не часов и дней исчезновенье,
Когда лишь сны уносит пробужденье,
А с ними вместе жизни вкус бежит...

03.02.01

* * *
Светин свитер —
свиток света,
Зависть граций гидромета,
Не пулОвер полуВЕР,
А дыханье чистых сфер!
Лишь увижу — заалею:
Увести бы за аллею,
Унести бы на руках
Это солнце в облаках!
Так и жить, ее качая, —
Без компьютера и чая,
Без Алсу и мумиё –
Лишь дыханием её!
Я б летал в преддверье рая,
Даже свитер ей стирая!
Только свитер нов пока,
Слишком свеж... для старика:
Над мечтой моей о рае
Луч на лысине играет...
Все равно скажу галантно:
– Место музы не вакантно!

09.02.01

* * *
Покатай по краю небосвода
Наливное яблочко Луны –
Все загадки русского народа
Будут вмиг тобой разрешены.
И предстанет опыт жизни жалким,
Погруженный в сказочную суть.
И кувшинка из волос русалки
Нежно упадет тебе на грудь.
Ах, какие грустные глазенки,
Но нельзя девчонку увести –
У нее по омутам сестренки,
И «Гринпис» такого не простит.
Поцелуй в намокшие ресницы,
Волосы в порядок приведи,
Попроси русалочку присниться
И на ветку дуба подсади.
Как она мила среди созвездий!
Дуб шумит серебряным дождем...
...Кот в программе «Сказочные вести»
Скажет вам: «Увидитесь еще».

11.02.01

* * *
«На своем языке собачьем...»
В. Кривулин

С другими грехами, с не вашим опытом —
Эпоха свободы нас кинула оптом.
От крика немого немеет строка.
Ногами в живот — собак языка.
Прижавшись как к матери — к теплоцентрали,
Мы бурые рты
в синеву задрали.
Там в облаке белом Господь проплывает.
Из люка Иона смердящий взывает:
«Вот флаг мой российский —
кровища под синью
Да Божья любовь —
неземною стынью...»

11.02.01

* * *
Слышишь шорох бересклета?
Мы пришли на берег лета,
Постоим на берегу?
Ты ответишь: «Не могу.
Пять минут, и я бегу».
Полчаса еще у бровки,
Видно с нашей остановки:
Лес прозрачен, он в обновке,
Но тебя не сможет ждать —
Скоро шелку опадать.
Вот раздувшийся, как глобус,
Подкатил уже автобус.
Вот растаял он вдали.
И часы моей земли
По-другому потекли.
Лес притих, но так же нежен,
Знает он — и тем утешен —
Не теперь, не здесь, но где-то
Ты придешь на берег лета
Слушать шорох бересклета...

14.07.00, 20.02.01

* * *
После долгой зимы —
рыбой на льду зеленом.
Сонном зеленом льду
с птичьим зерном вкрапленным.
Ближе в сугробах мир,
не притворявшийся теплым:
В норы вели его
вытоптанные тропы.
Странно себя вспоминать
эритроцитом зноя.
Я еще твой, зима,
снежный комок покоя.

01.05.01

* * *
К солнцу летит луны
В белых снегах полянка —
Темной моей вины,
С полным досье, служанка.
Светлый истоптан склон
Мыслей и дел следами.
Лунный мой полигон
Лишь вспоминал о храме...

01.05.01

Приближение
С.

Девочка, влюбленность — не любовь,
То же солнце светит над Парижем.
Новизна всегда волнует кровь,
А душа внушает сердца тише.
Может, это к лучшему, что он,
Так и не увиденный тобою,
Не разрушил твой волшебный сон,
Будничной не сделался судьбою.
...На твою аллею глядя вновь,
Стать бы мне к себе чуть-чуть построже...
Девочка, влюбленность — не любовь...
Может быть, она... еще дороже.
30.05.00, 31.05.01

Памяти поэта
1
Памяти В. Кривулина

У июня легкий нрав.
В месяц птиц и месяц трав
Позабыть бы о войне,
Что горит, дымит во мне.
...Выйти в синюю траву,
Вспомнить бурую Неву.
Круг трамвайного пути.
Ветер, снег в лицо летит...
За оградою чугунной
Ездят, судят, любят гунны.
И поет с небес звезда:
Нам уже нельзя туда...
2
Т. Иштриковой

Февраль в метель тебя увел,
Ты девочкой смиренной
Летела с ним над снегом сел,
Над сонною вселенной.
Под низким кровом облаков,
Над пропастью земною
Ты стала ветром без оков,
Ты сделалась — зимою.
Ты увела февраль туда,
Где небеса в пожаре,
Затем, — уверен, без труда! —
В иное полушарье...
...У нас другой узор светил.
В дни мира и разлада,
Ни разу я не ощутил
Своим затылком взгляда.

05.06.01

Жестокий романс

«Хорошо быть во Франции русским,
В США не забыть, что мари...
При кантовке любой и утруске
Мы российские лохи внутри.
Вспоминая свою атлантиду,
В нищете воровское житье,
Мы глотаем, глотаем, глотаем обиду,
И никак не проглотим ее.
Заслезятся глаза у Европы
И Америка скажет «Прости...» —
Это мы, одиночки и толпы,
Не сумевшие маму спасти».

12.03.01, 05.06.01

* * *
Совсем не до главных вопросов,
Пока не решен основной.
Обыденно так, так просто
Душа обрастает виной.
И женщине нечем цветку умилиться,
Полночи продумавшей, как прокормиться.
И жизнь пролетает и тает она,
Тщетою ничтожною ослеплена.

09.06.01

Несвоевременный сонет

Простите мне заемный стиль,
Противоправные ухмылки,
Но если в социуме штиль,
Знать, помнят прошлое поджилки.
Пораньше, солнышко, ложись,
Укройся сглуха одеялом.
Ведь одноразовая жизнь
Любых дороже идеалов.
Ты завтра станешь раб и скот.
Мычи без слов и будешь целым.
Сосед – сексот и ты – сексот,
И нету глаз – одни прицелы.
Не страшно то, что не сейчас.
И вовсе сказка... не про нас.

09.06.01

* * *
Когда отключат свет
И воду перекроют,
Когда сведут на нет,
Уроют и зароют,
Когда вокруг границ,
На удивленье внятных,
Лишь шелестом страниц
Озвучат боли пятна,
Последний наш покой
В сплошном вселенском блуде
Запомнится строкой
Про голову на блюде.

11.06.01

* * *
Мы нужны государству – любому!
Как нужен закону фермент,
Разъедающий кости закона.
Но быть не ферментом поэту,
Как дождю быть не мокрым.
А выводы делайте сами.

19.06.01

* * *
Процесс окукливанья тяжек
И жалок – на виду у всех.
Неряха в сонмище затяжек,
Тебя ли в мире ждет успех?
А если, соня, мы не правы,
То спрячься – небо не гневи,
Ведь ждут тебя — булавка славы
И лупа алчная любви.

22.06.01

* * *
Памяти Т. И.

Говорят, в бреду она смеялась...
Что смеясь – с подругою прощалась,
Подарила плюшевого мишку...
...Раздавали в похороны книжку,
Где веселье с жутью заигралось:
Это сердце — в мире расплескалось..
Может быть, она из выси зыбкой
Нам простила с грустною улыбкой
Всё несходство,
все непониманья
И сказала просто:
«До свиданья»...

22.06.01

* * *
Империя выдохлась? Друже мой, но
Придут и другие герои.
Россия, пропахшая горной войной,
Заново мир отстроит.
Крестьянин расширит свой огород,
Рабочий добьется прибавки,
Иной коммерсант поглядит на киот
И нищим раздаст свои бабки.
Насытивший Лихо, народ устоит –
Не разлетится, как атом,
Читая все те же тирады твои
О государстве проклятом,
Торчащем в культурной всемирной среде
Громадою наглой и ржавой,
Не милости ждущей на чьем-то суде,
А в мире стоящем – Державой.

28.06.01

* * *
Есть слова. И все существованье
Есть слова. И больше: упованье
Лишь на знаки звуков, на фонемы,
Спящие, как вне контакта клеммы.
Жизнь ли это? Или призрак лживый? —
Понимать, пожалуй, не должны вы.
И разведчик речи, слова скаут
Различить не в силах гейм и аут.

30.06.01

* * *
Когда умирает эпоха одна,
То это рождение новой.
Не плачь, а испей молодого вина
Над плахой сосновой.
Никто и ничто не рождалось легко,
И дети отцам — антиподы.
Успеем еще завернуться в покой
Последней и вечной свободы.
Ведь небо все так же вокруг голубо,
Ромашку сменяет морошка,
И катится в травах заветный клубок
К избушке на атомных ножках.
Пусть эту дорогу пройдет не любой,
Но мы-то на сказках учились с тобой.

30.06.01

* * *
А. Бахтину

Перекраиваю Вселенную:
Скотланд-Ярд — метр коровьей лужайки
Возле моря, где ждут Белопенную,
Выйдя ночью за ветром в фуфайке.
И стоят под луною прохладною,
Перелистывающей тучи
Над деревней, до чуда жадною. —
Я не там живу, невезучий.
Но в стране победившего доллара,
Там, где нечем кормиться гиду,
Расплескавшийся треск мотороллера
Перескажет мне миф про Киприду.

01.07.01

* * *
Заката алые цветы,
Свист птицы в кроне изумрудной,
Приснившаяся ночью ты —
Вот аргументы красоты,
Спасающей ежеминутно.

01.07.01

* * *
Говорят, я жил когда-то в Турции,
У меня была наложниц стая.
Но боготворил одни настурции
Да еще девчонку из Китая.
Шейх Мансур, я видел, видел личико
У твоей рабыни несравненной!
О, Аллах, хоть на день сделай птичкою
Первую жемчужину Вселенной,
Чтобы ей открылись дали Турции,
Что стена дворцовая скрывала,
Чтоб в саду моем слетев в настурции,
Распахнула крыльев покрывало...
...На Тунис ворота морем узкие.
Спросит шкипер, подмигнув беглянке:
— Отчего глаза такие русские
У твоей веселой китаянки?

06.07.01

* * *
Я теперь не различаю пчел и ос,
И люблю их всех, и кто бы ни...
День мне короток, как поцелуй взасос,
Будто рядом мы, и будто мы — одни...

06.07.01

* * *
Позабылись слова и дела,
Строчки выцвели, съели их годы.
А одна — лишь сильней расцвела:
«Чистый воздух любви и свободы».

06.07.01

* * *
Покидает арахнофобия.
Нервам нечем за жизнь держаться.
Так на памятное надгробие
Стебли старой травы ложатся.
Паутина блестит на солнце.
Покидают кладбище тропки.
Что там, что там — на тихом донце
Потемневшей от пыли стопки...

09.07 01

* * *
Отчего тебя помнят, покойник?
Оттого, что кричал дольше всех.
Оттого, что кричал после смерти.
Оттого, что кричишь и сейчас,
Призывая к отмщенью,
Раскаянья требуя
Денно и нощно.
И никак не насытишься ими.
Упокоились все:
Кто стал в небе лучом,
Кто в аду захлебнулся смолою.
Ты кричишь,
Ты кричишь,
Нелюбовь навлекая
На своих
Слёзоглазых потомков.

11.07.01

* * *
Она войдет неслышною походкой
И радостно с тобой заговорит
И никого нельзя послать за водкой,
Покуда раздражение горит.
И как щитом, дежурною улыбкой
Не защитить беспомощного рта.
И кажется вся жизнь твоя ошибкой,
И пояс часовой, и широта.
Ты Карфаген, ты Гамбург в сорок пятом,
Ты Хиросима всех макулатур...
Зачем, зачем ты не рожден приматом,
Зачем ты матом не орешь на дур!

11.07.01

* * *
Повторяй повороты на темном шоссе,
Но безвылазны ночи глубины.
Слыша дерзость цыганки солдату Хосе,
Опрокинулись тучи на спины.
Баста, выключи! Хватит испанских страстей,
Тут свои расцарапали душу.
Пересядь! Я возьмусь за рычаг скоростей
И Вселенную эту разрушу!
Ну а выживет — слава грядущей заре!
И капотом уткнувшись в колосья,
Я засну на руле
на ничейной поре,
Вспомнив глаз ослепленного лося.

13.07.01

* * *
Война и поэзия — дело мужчин.
Лермонтов. Гумилев.
И стих, из давидовой пущен пращи,
Летит выше всех голов.
Но в женскую горницу дверь отвори,
Послушайся воли арф:
Чистое сердце молитву творит —
И валится
Голиаф!

14.07.01

* * *
Ю. Березовской

Мы пошли к офицерам в гости:
К Михаилу – Вы, я к – Николаю.
Но сидят Гумилёв и Лермонтов,
Оказалось, в одном кафе.
На столе шампанское, устрицы,
Разговор о русской поэзии,
А еще — о далекой Африке
И о слишком близкой Чечне.
На тост одного: «За оружие!»
Другой бокал взять замедлил.
В неловкую эту паузу
Мы решили: не в этот раз...
...Проходя москворецкой африкой,
Возомнившей себя Европой,
Думал я, что Петра — как Ленина —
Тоже взяли бы на цветмет...

14.07.01

* * *
Однажды взрывается бомба
Умирает близкий человек
Исчезает любовь
Над пустыней твоей ладони
Ветер времени
Забылись подробности детства
Ты стал нечувствителен к золоту вечера
на бревенчатых стенах
Цепи сердечной дружбы оказались скованными из тумана
Перечень потерь —
Единственное, что ты сохранил
Что достаешь из тлеющего сейфа памяти
На электрический свет зимы.

15.07.01

* * *
Мысленно падаю на бок,
Как собака в траву.
Переломаны все ритмы.
Лежат развалившимися ступеньками.
Куда?
Раньше снилось, что толст,
До безобразия кругл —
Лицо в самоваре.
...Ища руками,
Не нахожу лица.
Не совпадаю с миром,
Как с пионами — захламленный двор.
Сравненье с пионами — невыносимо.
Я ли призрак? Они ли? Мир?
Совпадаю с дворовым сором. Где ты?

19.06.01, 19.07.01

* * *
Тихие поля у горизонта
Никогда вдали не голубеют.
Почему они напоминают
Мне американские поля?
Старую картину: мастодонта
Изо рва вздымают на веревках
Так печально, словно бы хоронят,
А не открывают Новый свет...

19.07.01

Объяснительная записка

Игорю Карпову
Мое монологичное сознанье
Не просится в дешевое изданья.
Готов я подождать годков десяток,
Ведь воздух предвкушенья ох как сладок.
А чуть издашься – нате! Ноль вниманья.
И все, старуха Слава, – до свиданья.

19.07.01

* * *
Освобожденная от денег и успеха,
Чинов и синекур,
Поэзия судьбу имеет эха,
Но у нее не перекур,
Не перерыв, не тризна, а рассвет:
Беря свои весенние права,
Так в небо прорывается трава.
Ничем не искажен души портрет.

20.07.01

* * *
Я живу, будто жду, что обрушится кровля,
Я не знаю, куда приведет
Эта взглядов твоих беззаконная ловля,
Но душа в предвкушении ждет.
Потому что исчерпаны жизни запасы,
И уже не смущает вина...
Я дышу эскимосом, попавшим в пампасы,
Где огромная встала луна
И пестрит письменами. Читаю и вижу:
Обжигают ее письмена.
Доверяю любви — доверяю Парижу,
Где шагрень площадей сочтена,
На мгновение Света я сердце нанижу,
Отдаю за него — времена.

21.07.01