Валерий Николаев. Счастливые встречи

В уютном зале московского ресторана за изысканно сервированным столом сидели двое мужчин. Одному из них на взгляд около тридцати пяти, второму – за сорок. Судя по некоторым признакам, это был не рядовой обед, а редкая встреча давнишних приятелей, и тот, который постарше – гость.

Они разговаривали уже минут сорок, часто смеялись. Глядя на их жестикуляцию, не оставалось сомнений, что речь шла об их путешествиях, о каких-то комичных ситуациях, в которые им случалось попадать, о виденных ими чудесах и красотах. Но вот беседа приняла профессиональный характер.

– Ну и что же интересного происходит на вашем канале, коллега? – полюбопытствовал гость.

– Ничего особенного,– ответил ему собеседник,– обычная творческая суета.

Но гость таким ответом не удовлетворился.

– Видишь ли, Слава, у меня сейчас полный идейный застой, – пояснил он, – хандра задавила. И я очень хотел бы посмотреть на вашу работу, может быть в чем-то поучаствовать. Ты не мог бы мне предложить что-нибудь остренькое?

– Игорь, ты извини, но я уже не помню твоих предпочтений, так что приходи завтра на нашу кухню и будем смотреть, что тебе больше по вкусу?

– Спасибо. Обязательно приду. А сам-то, если не секрет, чем занят?

– Да как обычно, всем понемногу. Создаю банк долгосрочных программ канала. Что-то делаем своими силами, что-то заказываем. Еще изучаю возможность выпуска еженедельной телепередачи "Литературная глубинка"…

– Это любопытно, – заметил Игорь. – Однако, в России, на мой взгляд, и так писательский бум.

– Да, пишут много, – согласился Вячеслав. – Но больному обществу нужны настоящие лекарства, а не фальшивые. И преданные делу доктора…

– Это понятно. И как ты собираешься искать этих докторов?

– Я думаю вовлечь в этот процесс все живые литературные силы: кружки, клубы, Союзы писателей, региональные студии. Наиболее интересных с нашей точки зрения литераторов мы представим аудитории, познакомим ее с их произведениями.

– Слава, ты думаешь, тебе надолго хватит горячего материала?

– Игорь, ты можешь смеяться, но я уверен, что при грамотной тактике, эту программу можно вести бесконечно.

– Ты хочешь сказать, что Россия переполнена талантами?

– Я утверждаю, что их достаточно. Нужен только стимул для творчества, а мы его как раз и обеспечим. И аудитория у нас будет достойная уважения. А пошлость, скандалы, склоки – это для примитивов.

– Мне нравится твой оптимизм. А что еще у вас на подходе?

– С сентября вводим пару новых музыкальных игр; а сейчас в завершающей стадии конкурс "Счастливое знакомство".

– Извини, а чуть подробнее о конкурсе можно? Носом чую: здесь должна быть интрига, – прищелкнул пальцами гость.

– Конечно. Объявили его в мае. За три месяца получили около тонны писем. С помощью студентов театрального вуза перелопатили их, отобрав триста занимательных историй. После нашей читки и отсева, их осталось тридцать. И, наконец, на последнем этапе – семь. Однако экспертную проверку прошли только три истории. А остальные были отданы нашим стажерам для дипломной разработки. Это тоже неплохо.

– Слава, позволь поинтересоваться, эксперты исполняют роль цензоров?

– Нет-нет, они просто отслеживают чистоту соблюдения условий конкурса, достоверность фактов. При проверке оказалось, что одна из этих историй сильно приукрашена, еще одна – осталась в прошлом, две другие – чистый вымысел.

– Так вам нужны были правдивые истории и реально существующие счастливчики?

– В общем, да.

– Были еще критерии отбора?

– Конечно. Увлекательность, свежесть и достаточный объем повествования.

– А к участникам?

– Прежде всего, нас интересовали люди уже битые жизнью и, не смотря ни на что, сохранившие в себе способность любить, готовность к экстраординарному поступку и общению.

– Что ж, такой подход обнадеживает. Не дашь полистать их истории?

– Без проблем. Автор проекта вынул из кармана дискету и протянул ее гостю.

– Это их электронные версии, отредактированные разумеется. Дарю.

Тот с нескрываемым удовлетворением взял дискету.

– Спасибо, Слава. У нашего сотрудничества – есть будущее.

– И я верю в это.

Гость откинулся на спинку стула, задумался.

– Однако, это занятно...

– Ты о чём, Игорь?

– О твоих счастливчиках. Тебя интересует мое мнение?

– Разумеется.

– Тогда я, как только прочту, позвоню. Хорошо?

– Договорились.

Через пару часов, уединившись в своем гостиничном номере и выведя на дисплей ноутбука тексты конкурсных работ, гость погрузился в чтение. Рассказ "Пять минут до счастья" прочел с интересом. Встал из-за стола, размялся. Подумал: "Сиропистая штучка. В ней определенно не хватает драки. Такую историю хорошо подавать на десерт. Ну что ж, полистаем следующую".

Он подошел к ноутбуку, коснулся клавиши. На дисплее высветилось: "Я вернулся".

Окончив чтение, Игорь при определении жанра этого рассказа задумался. "Это... это ничто иное, как примитивный детектив с легким налетом мистики". – Он удовлетворенно улыбнулся. "Так, посмотрим их последнюю историю". И перевел взгляд на новый заголовок. "Три желания" – знакомый ход.

Дочитав текст, он выключил компьютер.

"Ну а это, по всей видимости, бытовая авантюра с романтическим уклоном. Домохозяйкам понравится, – резюмировал он. – Однако идиллическое существование этих пар долго продолжаться не может. Уж я то знаю! Здоровье, образование, достаток могут обеспечить только деньги. Все это знают, но продолжают играть свои домашние спектакли о высокой любви. Пожалуй, будет интересно, если мне удастся сорвать с них романтические маски, а Славку заставить выбросить его розовые очки на помойку?"

Игорь взял трубку сотового телефона, набрал номер.

"Слава, это я. Не поздно?.. Прочел... Да. Создает настроение... Мне понравился ваш выбор: довольно колоритный состав участников… Да-да, из самой народной гущи… Их зрелый возраст, не самый удачный житейский опыт, оригинальный способ знакомства интригуют. Даже захотелось посмотреть на них... Где?.. Хорошо. В Турции, так в Турции... В каком отеле?.. Когда?.. Договорились. А на завтра ты заказал мне пропуск?.. Спасибо. Буду".

Группа обожженных солнцем туристов: шестеро взрослых и трое малышей, пренебрегая услугами микроавтобусов, совершающих челночные поездки к морю, возвращалась в отель пешком. Анталия, по русским меркам, городок небольшой, а расстояния здесь и до пляжа и до центра города, даже для ребенка, пустяковые. За шесть дней проведенных на берегу Средиземного моря, три пары победителей конкурса "Счастливое знакомство" по-настоящему сдружились. Завтра у них – совместный поход за сувенирами, послезавтра – отъезд.

Возле главного входа в "Шератон" – белоснежного волнообразного отеля, за столиком летнего кафе сидели Игорь и Вячеслав. Они, изредка поглядывая вокруг, лениво потягивали прохладительные напитки.

– А вот и герои наших историй, – кивнул в сторону приближающейся группки туристов Вячеслав.

Игорь оживился.

– Впереди, конечно же, Ксения с Пашкой и Арсений с Маринкой, за ними, судя по всему, Наталья с Николаем. А что у них за карапуз?

– Это их Ромка.

– Здорово. Катю ни с кем не спутаешь – королева; и Геру узнаю. Слушай, Слава, видеть настоящих, а не выдуманных героев реальных событий редкое удовольствие.

– Согласен.

– И кому же из них досталась пальма первенства?

– Никому. Мне почему-то не захотелось огорчать никого из них. Да и пальм здесь, как видишь, на всех хватит. Один Бог знает кто из них счастливее. Тем более устраивать шоу я не собираюсь.

– А что же тогда ты намерен делать с этим материалом?

– Снимать кино, и посредством конкурсов собирать большую коллекцию "Счастливых знакомств".

– Слава, ты мыслишь перспективно, рад за тебя. Однако, если в фундамент будущего небоскреба счастливых встреч будут заложены бобины с лентами этих трех историй... неплохо бы тебе еще раз убедиться в правильности твоих подходов к отбору счастливчиков. Ведь верно?

– Игорь, зачем мне все это? Они меня вполне устраивают, и в искренности их чувств я не сомневаюсь.

– А я, извини, конечно, кое в ком сомневаюсь. И готов биться об заклад, что основа счастья и семейного благополучия не любовь, как проповедуют идеалисты, а бухгалтерия и психологическая совместимость партнеров. Все остальное – вторично.

– Ну, ладно, Игорь, вижу, от тебя не отвяжешься. Скажи вразумительно, что ты хочешь?

– Я хочу доказать тебе, что человек – существо разумное, а значит расчетливое, и потому предсказуемое, и то, что эти пары сложились, может свидетельствовать лишь об одном: на сегодня – это лучший вариант их взаимного сосуществования из всех предоставленных им жизнью.

– Игорь, и ты извини за прямоту, но я склонен думать, что ты ни разу не пережил по-настоящему высокого чувства ни к одной из женщин с которыми жил. Поэтому ты и не веришь в силу любви.

– Не знаю, все может быть. Но, как ты понимаешь, я располагаю только своим опытом, и, опираясь на него, предлагаю тебе пари, что испытание богатством твои влюбленные пары не выдержат.

– Откуда такая уверенность? Тебе не понравились их лица?

– Нет-нет, лица у них замечательные. Но, если снять с наших героев венцы счастливых избранников, то перед нами окажутся замордованные жестокой реальностью, загнанные различными обстоятельствами в жизненные тупики вполне земные люди, для которых встречи друг с другом оказались действительно желанными. Но кто поручится, что их отношения не продиктованы простой необходимостью улучшить свою жизнь?

– А разве есть в этом что-нибудь дурное?

– Разумеется, нет. Но давай обратимся к фактам. Разведенка с дочкой на руках мечтала избавиться от присутствия ненавистного ей бывшего мужа, а вдовец желал поскорей отыскать своему сыну заботливую мать. Это ли не причина их "любви"? Учительнице, уставшей бороться с нищетой и одиночеством, хотелось почувствовать надежное плечо друга, а тому, в свою очередь, – укрыться у нее от постигшего его позора и предательства. И они оба нашли то, что искали. У третьей пары тоже были проблемы. Бесприютного бомжа каждую ночь манили окна чужих домов и вот, наконец, ему было позволено переступить порог одного из них. А вдова, в желании снова ощутить себя защищенной, словно за ускользающую тень мужа, отчаянно уцепилась за бродягу. Они, безусловно, помогли друг другу…

– И замечательно! – воскликнул Вячеслав.

– Несомненно. Но, как видишь, практически у всех персонажей этих историй мог быть определенный корыстный интерес.

– Игорь, ты не находишь, что твои оценки излишне циничны?

– Только отчасти. Я намеренно сгущаю краски, чтобы показать тебе, что на одни и те же вещи можно смотреть по-разному. Кто из нас ближе к истине, может решить только спор.

– Послушай, ты уже однажды мне проспорил.

– Вот именно, и поэтому желаю реванша.

– Ну, хорошо. Что за испытание ты придумал для моих ребят?

– Я предлагаю создать для них форс-мажорную ситуацию, когда им за всё те же пять коротких минут нужно будет принять решение, определявшее всю их дальнейшую жизнь, а именно – однозначно ответить на вопрос: что для них важнее – любовь или деньги? Причем искушение, должно быть достаточно сильным.

– О какой сумме идет речь?

– Я готов выложить пятьдесят тысяч.

– 0-го! Ну и круто берешь.

– Привычка.

– Ох, и вредные же у вас привычки, сэр. И дорогие.

– Значит, ты все-таки не уверен в своих счастливчиках?

– Когда речь идет о серьезных деньгах, всякое может случиться. Но твои условия всё же хотелось бы выслушать.

– Слава, я надеюсь, ты не будешь против, если наш с тобою личный интерес мы ограничим десятью тысячами?

– Поясни.

– При чистом результате: если все пары выскажутся за любовь – десять тысяч евро плачу я тебе, если же все они выберут деньги – ту же сумму платишь мне ты. Окей?

– Справедливо. А куда же еще сорок?

– Остальные деньги пойдут на сам эксперимент.

– Да, – вздохнул Вячеслав, – это и в самом, деле серьезное испытание. Ну и каков же замысел?

– А намерения мои таковы. К десяти утра завтрашнего дня я разработаю правила проведения нашего экзамена. Твои счастливчики смогут ознакомиться с ними непосредственно во время испытаний, разумеется, после твоего одобрения. А сегодня ты просто сообщи им, что одна из западных телекомпаний, в моем лице, изъявила желание подключиться к проекту и предлагает конкурсантам принять участие в розыгрыше крупной денежной суммы на условиях, ставящих их перед необходимостью решения ими в очень сжатые сроки важной моральной дилеммы. Ну что, по рукам?

– По рукам.

За два часа до отъезда вся туристическая группа сидела в обширных апартаментах Игоря. Взрослые вели себя сдержанно, на их лицах читалось легкое недоумение.

Вячеслав, уединившись с хозяином номера в кабинете, изучал подготовленные со всей юридической скрупулезностью соглашения, изобилующие словесными реверансами и оговорками и, оканчивающиеся подписями всех заинтересованных сторон. Суть первого – сводилась к следующему.

Каждая приглашенная пара должна поочередно ознакомиться с особыми условиями допуска к розыгрышу супер-приза – пятнадцати тысяч евро. И, если она с ними согласна, то каждый участник персонально подписывает данное соглашение. Главное условие, которого таково: в случае неудачи он обязуется порвать всякие связи со своим партнером сроком на десять лет. Компенсация за моральные издержки – пять тысяч евро.

При нарушении участниками розыгрыша взятых обязательств компенсационные суммы объявляются незаконными, и подлежат взысканию с нарушителей соглашения в судебном порядке.

Вячеслав отложил в сторону соглашение, покосился на Игоря.

– Ну, ты брат и садист. Не ожидал. Ты что же, думаешь, найдутся желающие подписать себе приговор на конфискацию?

– Найдутся. За теми дверями, – показал он на двери одной из комнат, – лежат два чемодана денег, и будь я проклят, если твои ребята устоят от такого соблазна. Я достаточно хорошо знаю человеческую природу, и уже не раз имел возможность убедиться, что если человеку предложить столько денег, сколько он и во сне не видел, ни за что не устоит.

– Да, Игорь, недооценил я тебя. Ты все продумал, даже тяжелую артиллерию приготовил. Однако смею надеяться, до сих пор ты имел дело с теми, кто еще не любил или уже не любит. Но влюбленные пары – чудесное исключение из правил. Думаю, ни черта у тебя не получится!

– Ладно, Слава, не горячись, момент истины не за горами. Читай вторую бумагу и подписывай.

Вячеслав углубился в чтение. Второе соглашение касалось финансовой ответственности устроителей розыгрыша. В составленной таблице плюсом обозначалось согласие, а минусом – несогласие пары участвовать в розыгрыше.

При согласии всех пар Вячеслав обязуется уплатить пятнадцать тысяч – победителю, по пять тысяч – четырем проигравшим, пять тысяч – нотариусу, за отслеживание соблюдения условий соглашения всеми участниками розыгрыша в течение контрольного времени, и десять тысяч – Игорю по условиям пари. Всего: пятьдесят тысяч евро.

При отказе всех пар от участия в розыгрыше по тринадцать тысяч триста евро каждой паре выплачивает Игорь, сто евро – нотариусу и десять тысяч – Вячеславу.

– Какая-то парадоксальная ситуация, – заметил Вячеслав, – я, ратующий за любовь, должен удовлетворить алчность поставивших ее на карту, а ты, не верящий в настоящую преданность любящих сердец, обязан будешь поощрить ее.

Игорь нетерпеливо взял у него лист с соглашением.

– Не спорю. Кроме того, здесь возможны и промежуточные варианты. В них каждый из нас будет оплачивать свои заблуждения. А именно: я буду вознаграждать стойкость каждой отказавшейся от розыгрыша пары, а ты – расплачиваться деньгами за свои иллюзии с теми, кто не боится рискнуть своим счастьем.

Если согласится на участие только одна пара, то она получит от тебя свои пятнадцать тысяч евро, а две отказавшиеся пары – по тринадцать тысяч триста – от меня. Тысячу нотариусу тоже плачу я. Если же согласятся участвовать в розыгрыше две пары, то ты платишь пятнадцать призовых и десять утешительных, а я – тринадцать тысяч триста – отказавшейся паре, и мы оба – по две тысячи четыреста пятьдесят нотариусу. Итого, в первом и втором случае наш финансовый риск составляет по пятьдесят тысяч. А в третьем и четвертом – суммарная финансовая ответственность каждого из нас оценивается почти в сорок две с половиной тысячи евро.

Ну и как, не возражаешь?

– Да нет, документ взвешенный. Я готов подписать его. В конце концов, поступки следствие наших убеждений: а я верю в магию любви и не прочь испытать свою веру.

– Вот и хорошо. Пойдем подписывать. Еще два экземпляра – у нотариуса.

Игорь, полуобняв Вячеслава за плечи, подвёл его к двери, на которую он уже показывал ему. В комнате сидело двое мужчин. Один – в униформе на диване, рядом с положенными на него двумя чемоданами – служащий банка. Второй, гораздо солидней и старше первого – за столом, с разложенными на нем документами – нотариус. Он был идеально выбрит, причесан и одет в безупречный светло-серый костюм. Игорь коротко представил всех друг другу.

– Ну что ж, пожалуй, начнем, – сказал он.

Нотариус подал ему свою ручку. Документы тут же были подписаны, заверены и переданы договорившимся сторонам.

– Слава, пойдем приглашать? – Игорь возбужденно потер ладони.

– Пойдем.

Выйдя к ожидавшим приглашения ребятам, он поздоровался, представился и объявил:

"Розыгрыш начнется незамедлительно после письменного согласия на участие в нем всех его участников. Прошу первую пару".

Когда в сопровождении Игоря и Вячеслава в комнату вошли Ксения и Арсений с малышами, – настежь открытые чемоданы привораживали своим содержимым. Маринка подошла к одному из чемоданов, ковырнула ногтиком одну из пачек, провела пальчиком по плотно уложенным стопкам купюр и, утратив интерес, вернулась к матери.

Зачитав с листа короткую преамбулу, Игорь указал на чемоданы:

"В этом чемодане – призовые деньги, а в этом – компенсационные для проигравших. У вас будет несколько минут на обсуждение условий и принятие решения подписать соглашение или отказаться от него. Свой отказ желательно мотивировать письменно. Пожалуйста, пройдите в кабинет, закройтесь и все обсудите. У вас пять минут".

Игорь запустил два секундомера, один из них, вместе с двумя экземплярами соглашения, отдал Ксении, и галантно кивнул ей. Шелестовы зашли в кабинет. Прошло минуты три или чуть более, и дверь решительно распахнулась. Из кабинета вывалились веселые малыши и зарумянившиеся взрослые – могло показаться, что они только что целовались.

Ксения подала Игорю оба экземпляра соглашения, подписей под ними не было. На одном из них, в графе мотивация отказа, дробными кругленькими буквами была сделана надпись: "Любовь выше всего и неизмеримо дороже любых денег".

– Извините, – виновато улыбнулась Ксения.

– И вы тоже, – произнес, ответную любезность Вячеслав.

И пошел проводить первое устоявшее от дьявольского соблазна семейство в гостиную, где возле каждого кресла и дивана, стояли сервированные фруктами и напитками столики, а посреди комнаты – накрытый стол с вином и закусками.

– Пожалуйста, располагайтесь и угощайтесь, – сделал он широкий приглашающий жест.

Тем временем, приоткрылась дверь и, в образовавшуюся щель, протеснился Ромка. Вячеслав коснулся его стриженой головки.

– И ты пришел? Ну, молодец. Шагай к своим, друзьям, – сказал он мальчику.

И вышел из гостиной в комнату. И тут же услышал, обрадовавшую его фразу, сказанную Николаем:

– А чего тут думать? Ваши особые условия может подписать тот, кто еще не нашел своего счастья. А у нас с Натальей на этот счет, все в порядке. Да, моя ласточка?

– Конечно, Коля. На свою жизнь мы и сами заработаем. Однако детдомовским ребятам эти денежки ой как пригодились бы.

– Это и младенцу ясно. Но рисковать не будем. Спасибо за предложение.

Игорь только развел руками. Он почувствовал, что его начало лихорадить. Озноб – единственный признак волнения, с которым он так и не научился справляться. По сути дела, он уже проиграл чемодан денег и запустил руку во второй. Чистый проигрыш его совсем не устраивал. "Вся надежда на последнюю пару, – решил он. – У них ни брака, ни детей; свободные от всяких обязательств люди".

Игорь, входя к ним в комнату, как бы самому себе проворчал: "И чего боятся?"

Георгий и Катя не оправдали робких ожиданий азартного любителя держать пари. В качестве мотива для отказа в участии розыгрыша рукой Геры было написано: "Благополучие, вероятно, одно из составляющих счастья, но лишь после здоровья и любви, а они у нас, слава Богу, есть".

Игорь был деморализован. Жестом он указал им на дверь в гостиную; сам же, сделав распоряжение об отправке денег в банк, присел рядом с нотариусом, и, обращаясь к нему, с обидой и недоумением в голосе сказал:

– У меня сейчас такое ощущение, будто я провалился в шестидесятые годы, когда поступками людей управляли идеология и страх. Вы когда-нибудь видели такое: два чемодана доверху набитые банкнотами самым естественным образом игнорируются всеми без исключения взрослыми, словно в них не валюта, а туалетная бумага?

– Признаться, я тоже обескуражен, – ответил тот. – С их стороны – никакой реакции. Так не должно быть.

– Слава, – Игорь повернулся к своему оппоненту, – я перестал понимать людей. Твои счастливчики лишили меня не только огромной суммы денег, но и, куда важней, уверенности в правоте своих представлений о человеке. А их равнодушие к деньгам меня вообще поставило в тупик. Если можешь, объясни мне, как все это понимать?

– Игорь, я уже пытался растолковать тебе, что к влюбленным нельзя подходить с общей меркой, потому что они сродни ангелам, так как тоже обитают в высших сферах. У них другая логика, и деньги для этих ребят – чуть ли не балласт, а вот любовь – истинное сокровище. А деньги, чего греха таить, действительно приземляют человека, – я и сам это чувствую – им ведь служить надо. Ну и хватит об этом, – завершил дискуссию Вячеслав. – А теперь, как говорится, компле промиссум – выполняй обещанное.

– Ладно, коллега, твоя взяла. Поздравляю. Ты не ошибся ни в одной из них. Интуиция тебя не подвела. Надеюсь, ты позволишь мне самому обрадовать твоих счастливчиков?

– Разумеется. Твои деньги, тебе и слово держать.

Через несколько минут дети сидели в соседней комнате – смотрели мультфильмы и с большим удовольствием уплетали пирожные, а взрослые, стоя за столом гостиной, разливали по бокалам шампанское.

– Буду, краток, – начал Игорь. – Только что вы все успешно прошли сложнейшее испытание на верность друг другу. Я не просто удивлен, а потрясен результатом, и впервые в жизни совершенно искренне провозглашаю тост: "За любовь!"

Все выпили шампанское.

– Это не все, – широко улыбнулся Игорь. – В присутствии нотариуса и своего коллеги я вручаю каждому из вас чек на тринадцать тысяч триста евро.

Он подходил к изумленным участникам испытания и каждому вручал чек на объявленную им сумму.

– Филиалы этого банка, – пояснил он, – есть в любом крупном городе. Вы можете там же открыть счет на свое имя.

Было заметно, что к нему снова вернулось хорошее настроение.

Вячеслав и нотариус тоже получили от Игоря чеки на оговоренную соглашением сумму.

Когда поулеглось волнение, вызванное столь неожиданными для влюбленных пар и необъяснимо щедрыми подарками, все присутствующие еще с большим воодушевлением выпили по бокалу вина за тост, произнесенный Вячеславом: "За то, чтобы мы всегда находились не далее, чем в пяти минутах от своего счастья".