Волчья хитрость (Le Loup devenu Berger)

По нужде Волк постился:
Собаки стерегли и день, и ночь овец.
Однако же и Волк был не глупец.
Вот думал, думал он и ухитрился,
Да как же?-пастухом, проклятый, нарядился:
Надел пастуший балахон,
Накрыл себя пастушьей шляпой,
И, опершись о посох лапой,
Подкрался в полдень к стаду он.
Пастух под тенью спал, собаки тоже спали,
И овцы все почти закрыв глаза лежали,
Любую выбрать мог. "А что?-Волк думает.-Когда теперь примуся
Душить овец, то вряд отсюда уберуся:
Начнут блеять, а я не унесу и ног;
Дай лучше отгоню подалее все стадо.
Постой, да ведь сказать хоть слово дурам надо:
Я слышал, как пастух с овцами говорил".
И вот он пастуха как раз передразнил:
Завыл.
Поднялся вдруг Барбос; за ним Мурза вскочил:
Залаяли, бегут. Мой Волк уж прочь от стада,
Но в амуниции плохая ретирада:
Запутался он в платье и упал.
Барбоска вмиг его нагнал,
Волчья хитрость
Зубами острыми за шею ухватился,
Мурза тут подоспел, за горло уцепился;
Пастух же балахон и шкуру с Волка снял.
О святках был я в маскараде:
Гляжу, стоит в кружку какой-то генерал,
В крестах весь, вытянут, как будто на параде
И как о Тактике он врал!
Что ж вышло? это был... капрал.
Измайлов.