ВСЕ ПРИСНИЛОСЬ, МОЯ БЕАТРИЧЕ (июль – сентябрь 2001)

Два листа 1. В день первой встречи 2. В день последней встречи Слишком долго длятся эти дни Пленяет запахом трава Я вызываю себя по утрам на дуэль Огромного моря блик Женщина третьего тысячелетия — Посвящение Есть на луне цветы Говорю любимой: плачь — СКАЗКА ПРО... Ни в чем не зная меры, Двадцать восемь. Ноль семь. Ноль один. — Положи мне голову на грудь, Я с тобой созвонюсь на полчасика. Она сказала: «Большая стирка». Ты – как мячик бросила: «Пока!», Я на молитве плакал о тебе. Все приснилось, моя Беатриче! Мне мерещится мат в два хода. Давно отцвел цикорий Мы будем счастливы. Я о «сегодня» говорю «вчера», Та, что радуги в мир выпускает из рук, Не оторваться от земли, Эхо в комнате, словно вся жизнь впереди, Может быть, ты ангел заблудившийся Вот обочина, а в ней — Умеющему рифмовать, Кровь станет золотом... Не так ли? Ты не думай, что я уступаю тебя У любимой светят за окном Финита ля фиеста Не приезжай ко мне сто лет

* * *

Два листа

1. В день первой встречи

Жарко. Кузнечика скерцо.
Лист мне ударился в сердце.
Что предвещал он, не знаю,
Но обожжен был по краю...

20.07.01

2. В день последней встречи

Снова лист, уже сгоревший,
Как предсказание упал.
И альбинос-паук истлевший
На нем — как плакал — трепетал.

22.07.01

* * *
Слишком долго длятся эти дни
До судьбу решающих событий.
Сердце на сверкающий ледник
Поднялось, а тело вязнет в быте.
В толчее раскормленных минут
Так убийцы приговора ждут.

22.07.01

* * *
Пленяет запахом трава
Сильней, чем женщина духами.
Деревьев легкое дыханье
Ничьи не выразят слова.
Но если женщина придет
И скажет: «Я — твоя природа»,
Изменятся число и год,
Планета, запахи, погода...

31.07.01

* * *
Я вызываю себя по утрам на дуэль
И наповал убиваю. О нет, не напрасно:
Если пристанет к тебе надоедливый шмель,
Это — душа моя. Знай, что она не опасна.
Пулей она пред тобой искупила вину.
Кружится рядом? Ну, все-таки, значит, винится.
Жизни не веря своей, как прекрасному сну,
Как я прошу тебя завтра мне снова присниться!
Я многократно убит. И тобой возрожден.
Значит, шмели заселять продолжают округу
Ради тебя. И когда-нибудь хлынув дождем,
Бархатным перстнем присяду на нежную руку...

31.07.01

* * *
Огромного моря блик
Плеснул, словно в санки снег,
Танцующие корабли
Позвали с изнанки век.
– Ваш танец – любви примета,
О, чьи вы? Я жду ответа...
Как звать тебя, море света?
Как звать тебя, море?
– Света.

31.07.01

* * *
Женщина третьего тысячелетия —
Инопланетное существо,
Сколько же лет держал на примете я
Сердце, укрытое вещей листвой
Дней переменчивых?..
Все же догнал и окликнул — не в спину ли? —
Час, неслучаен и радостно зряч:
О, как стремительно льды мои хлынули,
И оказался для камня горяч —
Взгляд этой женщины.
Голос твой нежный...
Свет мой безбрежный...

31.07.01

* * *

Посвящение

Алексею Бахтину

Че – дружище, дух наш жив ли?
В царстве горно-луговом
Как люблю я свет у ив ли,
Че в ударе стиховом!..
Жжет мне сердце лучик Света –
Жарко двум сердцам в груди.
Это ль старости примета?!
Это ль? — гибель впереди?

31.07.01

* * *
Есть на луне цветы
Сказочной красоты.
Эхо мне вторит: ...ты.
Я подтверждаю: ты.
Есть у меня мечты
Солнечной высоты.
Эхо все знает: ...ты.
Я соглашаюсь: ты.
С облака льет вода.
Эхо кивает: ...да.
Ты ведь спешишь сюда?
Эхом шепни мне: да...

02.08.01

* * *
Говорю любимой: плачь —
Вот для слез мои ладошки.
Только глаз своих не прячь,
Глаз и слез своих — не прячь!
Как не прячешь их от кошки,
От подушки, от стены,
От окошка с небесами...
Плачет девушка с Луны
Драгоценными слезами.

02.08.01

* * *

СКАЗКА ПРО...

Что она, любовь?
С. Ивличева

Ну, что она – любовь?
Зеленая лягушка!
Проголодалась вновь
Кузнечика подружка.
Он слопан был не раз,
Но... как-то сохранился,
Чтобы любви экстаз
Еще раз повторился.
Жизнь без лягушки он
Считал пустым занятьем.
Ах, нет, страшней — проклятьем,
Той пустотой пронзен.
И вот она пришла,
Прожорливое брюшко.
Пришла, и все дела.
Ах, няня, где же кружка...

03.08.01

* * *
С. и А.

Ни в чем не зная меры,
в моря ушли шумеры.
Их капитаны с дури
не забоялись бури.
Но так пред штормом кротки
папирусные лодки.
Их золотые слитки
грызут на дне улитки.
И, получив за шалость,
Земля не улыбалась.
И лодок не сплетала
до Тура Хейердала.
Как древние шумеры,
мы жить хотим без меры.
И в наших ближних планах
летать на дельтапланах.
И, рот украсив шлангом,
купаться с аквалангом.
И падать с неба круто
В объятьях парашюта.
И... (только не смеяться!!!)
любить и целоваться!
Всю жизнь мечтал пропасть я
в штормящем море... счастья.

16.08.01

* * *
Двадцать восемь. Ноль семь. Ноль один. —
Дай мне лампу твою, Аладдин:
Я хочу в эту ночь, в этот дом —
Лунным светом, прохладой, котом —
Все равно — лишь бы мне увидать,
Как она прилегла, но — не спать,
Как мерцали глаза в тишине,
Улыбаясь незримому мне.
Я коснусь ее губ... ее щек...
И она вдруг прошепчет: «Еще...»
Набери этот шифр, Аладдин —
Двадцать восемь — ноль семь — ноль один!

03.08.01

* * *
Положи мне голову на грудь,
Прогони привязчивую грусть,
Прошепчи мне ласково: «Смешной.
Ведь и ты теперь всегда со мной.
Не одна летаю в облаках
В танце с телефоном на руках.
Не одна по городу брожу.
Не одна — с тобой! — в гостях сижу.
Не люблю причиной грусти быть —
Что ты хочешь?»
«— Глаз твоих испить!»
«Что за ужас...» – ты шепнешь, и – ах! –
Эти пальцы на моих губах!..

08.08.01

* * *
Я с тобой созвонюсь на полчасика.
Все, о чем промолчу — это классика,
Всему миру известное тайное,
А слова — дребезжанье трамвайное.
А слова — тарахтенье кузнечика,
Звук от тренья коленка и плечика...
Непременно сегодня наскучу я...
Лишь дождусь позвонить тебе случая...

09.08.01

* * *
Она сказала: «Большая стирка».
Мне стало жалко (мне стало дирко!)
Мгновений нежных, часов летящих,
И тонких пальцев, и рук изящных.
Но чудо скрылось во мгле туманной
(Где кран журчащий, где стены ванной)...
Ужели смотрят без интереса,
Когда выходит с бельем принцесса?
Когда прищепкой белье цепляет,
Ужель за сердце их не цепляет?
Ужели взгляды стремятся мимо?
Ведь это — Света! Она — любима!
...Уж в небе август развесил свечи,
И без умолку трещит кузнечик,
Что лишь простынки хранят
и платья
Ее касанья, ее объятья...

09.08.01

* * *
Ты – как мячик бросила: «Пока!»,
Фьють – и упорхнула в облака.
Слушаю кротом из темноты
Вышину, где шепчутся мечты,
Только слов твоих не различу...
И молчу, весь долгий день молчу...

09.08.01

* * *
Я на молитве плакал о тебе.
О том, что я тобой внезапно брошен,
И не пойму — на сутки? навсегда?
И ночь, и день мне подтверждали: да —
Теряешь ты сокровище, дороже
Которого, не ведал никогда...
Я ждал, молясь, я плакал о тебе:
«Господь,
Твоей принадлежу рабе...»

10.08.01

* * *
Все приснилось, моя Беатриче!
Нет тебя у меня и не будет.
Ночь твое принимает обличье.
День моей головы не остудит.
И под самое солнце подвешен
За ребро на крюке золоченом,
Я лишь с тенью так ласков и нежен,
ты лишь тень золотая на черном
бреде-зеркале-сердце-погосте-
ожидании тысячелетнем
в доме, где то соседи, то гости,
во дворе, зеленеющем, летнем,
невесомей, чем пение птичье,
обнимаешь меня,
Беатриче...

14.08.01

* * *
Мне мерещится мат в два хода.
Станет черной моя свобода.
Будет так, как всегда бывает,
Если кол под ребро вбивают.
Укоряющие — прощают.
Уходящие — зачищают,
И душа, как дискета, стерта,
Жизнь осталась, но вроде спорта,
Где вниманья трибун не минешь,
Самым задним труся на финиш.

16.08.01

* * *
Давно отцвел цикорий
И клевера померкли,
В осеннем коридоре
Брести теперь не век ли?
Ты в холоде предзимнем,
Что хуже всех заносов,
Терпения пошли мне
Не задавать вопросов.

18.08.01

* * *
Мы будем счастливы.
Все трое будем счастливы.
В глаза нам поглядит
Сентябрь участливый,
Как друг он скажет:
«Я же брат любимый Августа,
И вы не бойтесь —
верьте мне, пожалуйста!
Вот ожерелье дней —
не сны, не увядания —
Слепят глаза мои
янтарные свидания.
Я знаю: минет вас
все тусклое и пошлое,
Ведь жизнь течет
из будущего в прошлое,
И мне видны,
застыли в ожидании
С подарками —
Октябрь, Ноябрь и далее.
Скажите вместе мне —
пусть слышит мир опасливый:
«Мы будем счастливы.
Все трое
будем счастливы».

19.08.01

* * *
Я о «сегодня» говорю «вчера»,
Ведь завтра – завтра я тебя увижу.
Я день именованьем дня приближу,
И времени подвинется гора.
Быть может, щек твоих я не коснусь,
И ты полоской влажной меж губами
Губам не скажешь нежно: «Счастье – с нами!»,
Но к завтрашнему я прикован сну.
«Сегодня» есть, но где-то позади,
Как тень, когда лицо подставишь свету.
Там тень твоя, прекрасней тени нету,
Но – слышишь сердце у меня в груди?

20.08.01

* * *
Та, что радуги в мир выпускает из рук,
Та, что издали слышит в груди моей стук,
Мне поведает грустные мысли о нем,
Мы в мечты и сомнения вместе нырнем...
Да, он мог бы ее от меня скрывать,
Тайно грудь ее нежную целовать,
Где уже угнездился клубок тревог
Всех стоянок его, всех его дорог.
Но совсем у сюжета другой расклад:
Это светом и пленом увитый сад,
Это губы ее ищут губ его,
Это голос ее, он – меня зовет...
Отчего горизонты, скажи, тесны?
За собою не чувствую я вины,
А за нею – тем более,
и – за ним,
Этим пленом одарен
и светом – храним...

21.08.01

* * *
Не оторваться от земли,
Не улететь воздушным шаром
Туда, где свод объят пожаром
Неугасаемой зари,
Где серебристых облаков
Тела — как женские, мужские,
Как строчки нежные стихов
Не извлеченных из стихии.
Оттуда мир наш тускл и мал,
И жалко наше прозябанье
Вдали от звездных покрывал,
Где Млечной ветви колыханье...
Вот так же недоступно ал
Твой рот и далеко — дыханье.

22.08.01

* * *
Эхо в комнате, словно вся жизнь впереди,
Нет, кроме шуток, ты знаешь, вся жизнь впереди!
Дали зовут – невозможно себе объяснить:
Так же, как в юности ¬– хочется, хочется жить.
Как же поля голубеют ¬– как голубеют! – в пути,
И лебединое облако – с нами, за нами летит.
В автомобиле нет эха, но славное зеркальце есть:
Здесь ты –
смеешься мне взглядом, любимая! Весь
Путь мой –
в страну твоих глаз, нет желанней краев:
Как там ликует, ликует счастливое эхо мое!

22.08.01

* * *
Может быть, ты ангел заблудившийся
(Капельку с ресничек убери)
Иль нежданно девочкой родившийся
Принц из сказки Сент-Экзюпери?
Женщиною юной, горько плачущей;
Нежностью, смутившей окоем;
Любящей, счастливых глаз не прячущей —
Поселилась в сердце ты моем.
Ты пришла своей душевной грацией
Всех, кто видеть может, оделить.
Ты одной способна интонацией
Жизнь и смерть мою определить...

23.08.01

* * *
Вот обочина, а в ней —
калужина.
Хорошо ль тут?
Упади и — лежи, на.
Может, в небо не глядеть,
чтоб забыться?
Может, в нору чью
поглубже забиться?
Мышка, мышка,
пробеги-ка, норушка,
Эту тянущую ноту
нарушь-ка,
Поищи-ка тут сухарь
или корку,
Урони-ка у строенья
подпорку,
Чтоб пространство,
где лишь звезды
полощут,
Не испытывал на цвет
и на ощупь,
Чтоб подумал, как француз,
«се ля ви» я,
Чтоб при людях не шептал
ее имя...

26.08.01

* * *
Умеющему рифмовать,
Сама подумай, много ль проще
Души ворочать жернова,
Чтоб в свет смолоть и дни, и ночи?
Минута каждая нова

И состоит из многоточий.
Секунд растущая трава,
Часов сгущающихся рощи,
И — тянутся леса недель...

Темны таежные тропинки
И топок времени кисель.
Не проходили без запинки
Таких болот ни волк, ни лось.
Пока их счастье не нашлось...

27.08.01

* * *
Кровь станет золотом... Не так ли?
А может, ржавчиной листва
Слетит в осенние спектакли,
Напрасно ждущая родства?
И каждой каплею прольется
На нас, расстрелянная влёт.
И так ее смывать придется,
Что вместе с кожею сойдет.

27.08.01

* * *
Ты не думай, что я уступаю тебя
Долгу, городу, миру, мужчине.
Я тебя отпускаю на волю — любя.
Лишь по этой причине.
Разве воздух возможно в груди удержать
Паутиною сердца и дома?
Разве время уже перестало бежать
И у вечности — кома?
Нет, колеса не спят, и жуют шестерни
Невменяемых нервов волокна.
И твоей обделенные нежностью, дни
Смотрят в окна.
Лишь на вдохе июльском была ты со мной,
Август выдохнул: ты — улетела.
Обними меня мысленно, свет неземной,
Как умела...

27.08.01

* * *

У любимой светят за окном
Лучезарно розовые страны
И пока еще не стали сном
На Манежной площади фонтаны.
Обнимая дочку, не сомкнет
Глаз она, ведь полночи страница
Не ведет сокровищам учет,
Но никак не может не светится.
Вот ты, счастье: сонно дышит дочь,
Мягкую замучивши игрушку.
А рука, протянутая в ночь,
Вдруг погладит тихую подушку.

28.08.01

Финита ля фиеста

«...Да, фиеста закончилось. Будьте добры,
Господин, оплатите счет».
Музыкантам подвыпившим не до игры —
Дождь и лица, и скрипки сечет.
Здесь, коррида, твой залитый кровью песок —
Не быка-однолетки, моей!
Здесь надежды порвавшийся волосок
Стать удачливей всех и смелей...
Синьорита, фиеста, финита моя!
Для чего эта жизнь — эта ложь?
Эта, сердце грызущая, злая змея?
Для чего этот сумрак и дождь!
Для чего наши взгляды так нежно слились...
По-че-му
не закончилась жизнь?!

27-28.08.01

* * *
Не приезжай ко мне сто лет
и не пиши сто лет,
И — незабудкой порастут
и тот, и этот свет.
Синь переполнит небеса
и сердца паруса,
Но будут карими цветы,
как у тебя — глаза.
02.09.01